Рабочая молодежь любит и музыку и песни

А Косарев| опубликовано в номере №226, Июль 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

В нашем театре, кино почти нет комедий. Нет пьес и фильм, по - настоящему вгрызающихся в быт, посвященных «мелочам» жизни рабочей молодежи, комсомола, взрослого рабочего.

Наши драматурги еще не создали таких произведений (пьес, фильм), герои которых стали бы ходячими в рабочем быту, имена которых сделались бы нарицательными. Их произведения еще не дают нам таких положительных образов, по которым могли бы равняться молодой рабочий парень, колхозник, не показывают и таких отрицательных типов, именем которых на производстве, в быту называют разгильдяев, хулиганов, прогульщиков.

Трамы, положившие удачное начало комсомольской комедии в широко известной комсомолу «Дружной горке», не создали до сих пор репертуара, отвечающего новым условиям работы, недостаточно борются средствами искусства за оздоровление быта молодежи, улучшение рабочего снабжения и т. д.

Со сцены театра, с экрана звукового кино должен зазвучать смех, радостный, бодрый, разящий врагов и помогающий нашему социалистическому строительству.

У нас совсем мало настоящей бодрой, веселой, мобилизующей музыки. Правильно восставая и борясь с музыкальной пошлостью, наши композиторы должны создавать такую музыку, в которой сочеталось бы высокое идейное качество с доходчивостью, которая была бы рассчитана на восприятие ее широкими массами молодежи и взрослых рабочих, которая помогала бы повышению их культурного уровня и воспитывала.

Наши молодые композиторы - Белый, Коваль и др., - не имея достаточной. музыкальной культуры, нередко выступали в роли всезнаек, огульно отрицая многих композиторов - классиков, не понимая, что благодаря этому они не пошли вперед, а покатились назад.

Рабочему парню, комсомольцу смешно было слушать некоторые из произведений таких композиторов, которые приспосабливались к запросам пролетариата, а по сути дела являлись мелкобуржуазными и по форме и по существу. Значительная доля вины за это лежит и на музыкальных критиках, не сумевших воздействовать на молодых композиторов и содействовать направлению их творчества в нужное русло.

Комсомолу нужно вплотную подойти к вопросам расширения нашей киносети, радиоточек, выработки музыкальных инструментов фотоаппаратуры, патефонов, граммофонных пластинок и т. д. В этом очень большая потребность не только у рабочей, но и у крестьянской молодежи.

Но ни один из комсомольских комитетов не обсуждал вопроса о фотоаппаратах или о музыкальных инструментах, живя рядом с рабочей молодежью, видя ее культурные запросы и нужды. Рабочие ребята рыскают по городу, ищут гитару, скрипку, гармонь - не находят их, а если и находят, то в пять раз дороже себестоимости. Бегают за фотоаппаратами, за граммопластинками, также нигде не могут найти. Или патефоны, которые портятся чуть ли не с первого завода, а хозяйственники еще имеют смелость выпускать их на рынок.

Я ознакомился с нашей фабрикой граммофонных пластинок, - кстати единственной в СССР, - около станции Апрелевка. Годовая мощность этой фабрики - 2 млн. пластинок. Я не говорю уже о дороговизне пластинок, о плохом качестве, - обо всем этом достаточно известно. Я хочу сказать о тематике пластинок. Она крайне ограничена и примитивна. Пластинки очень мало дают приятного для отдыха и для «души». Они пичкают речами или одними революционными песнями. Как будто мы хуже Музобединения знаем революционные песни! Я пробовал закупать пластинки для красноармейцев на Дальнем Востоке. Но ассортимент таков, что буквально нечего выбирать.

Дайте нам послушать хорошую музыку, хорошую классическую музыку, хорошие старые песни, русские народные песни, хорошие песни различных национальностей. Под словом «старые» я подразумеваю песню звучную, музыкальную, красивую, запоминающуюся.

Но этого нет, а если и есть, то очень мало. А вот как закалять металл, о различных производственно - технических процессах и т. п., - такие пластинки у нас есть и есть в изобилии, я этого не преувеличиваю. Но московский комитет ВЛКСМ об этом молчал, а граммопластиночная фабрика находится у него под боком - под Москвой.

Рабочая молодежь любит и музыку и песни, многие из ребят и взрослых имеют патефоны и граммофоны, одни - хорошие, другие - плохие. Многие хотели бы купить их. И это вполне естественно. Надо побольше дерзаний здесь, побольше возмущения и не только возмущения: надо установить наш жесткий контроль над этим производством и рынком. Партия нам здесь поможет.

Истекший сезон со всей остротой поставил вопрос о театральных жанрах. Стало совершенно очевидным, что одной из причин той нивелировки и штампов в театре, на которые столь справедливо жалуются критики и зрители, является убогость и однообразие жанров. Эти убогость и однообразие, снижая театральную культуру спектакля, вместе с тем в значительной мере ослабляют его политическое и идеологическое воздействие. Одним из наиболее действенных и активно воспитывающих жанров является комедия. Смех - не последнее оружие в арсенале средств театральной пропаганды. Мы всячески подчеркиваем политическое значение комедийного жанра, смеха, потому что у некоторых деятелей театра прочно сложилось совершенно неверное суждение, что политика убивает смех и с ним несовместима и что от смешной комедии нельзя требовать постановки больших проблем. Оттенки подобных мнений можно найти и в высказываниях, напечатанных в сегодняшнем номере нашей газеты. Не нужно забывать, что самые высокие образцы классической комедии, комедии искрящейся и веселой, как правило, были проникнуты политической тенденцией. Примеры: Шекспир, Гольдони, Гоголь, Мольер, Бомарше.

Однако, говоря о политических тенденциях смешного, комедийного жанра, не следует их понимать слишком узко и односторонне. Стремление к неумеренному революционизированию комедийных жанров (в частности оперетты), стремление разрешать комедийные темы обязательно на уровне «высокой» политики зачастую приводит к обратным результатам. Вовсе не обязательно в комедию, пародию, гротеск включать все проблемы пятилетки.

Авторы и критики, скептически относящиеся к жанру комедии и сатиры в наше время, упускают из виду огромное обилие тем и материала, прямо напрашивающихся на комедийные и сатирические разрешения. Разве комедия, «смешной жанр», не может оказаться наиболее действенным средством воспитания нового человека, ликвидации элементов капитализма не только в экономике, но и в сознании людей? У нас мало смеха на театральных подмостках. У нас его почти нет на экранах. Количество смеха, комедийных жанров, в наших зрелищах иногда обратно пропорционально всему веселому, бодрому, жизнерадостному течению нашей жизни.

Годы гражданской войны создали известный пуританизм, суровость в наших зрелищах. Однако и в 1918, и 1919, и 1920 годах мы умели сочетать героику с уничтожающим смехом над классовыми врагами, над примазавшимися, над всеми «тенями» прошлого. Вспомним «окна сатиры» Роста, Теревсат, многие передвижные сатирические коллективы и т. д. Тем более теперь, когда выросли наша драматургия, театр, когда мы создали кинопромышленность, мы имеем все возможности для расцвета комедийного жанра. Строители социализма вправе предъявить советскому искусству заявку на занимательные развлекательные зрелища, на бодрый и жизнерадостный смех.

Но развлекать и смешить - это вовсе не значит идти по пути аполитичного сабуровского зубоскальства, беспредметного и никчемного. Необходимо только помнить, что в условиях социалистической стройки нет мелких вопросов, вопросов, «не достойных» зрелищного оформления. Любой, казалось бы, маленький вопрос, бытовая деталь могут стать важнейшей и актуальнейшей темой для пьесы и для кинофильма. Бесспорно например, что проблема общественного питания - это тема для большой серьезной пьесы, но также бесспорно, что внутри этой проблемы вопрос о поваре и о меню - тема для комедии. Совершенно очевидно, что городское хозяйство - тема не для одного только большого полотна, но и вопрос о безопасности уличного движения - «деталь», которую не может миновать драматург, особенно комедийный. Таких примеров можно было бы привести великое множество. Все они доказывают только одно: что для комедийных кадров тематический плацдарм гораздо шире, чем для других жанров. Комедия, фарс, водевиль, пародия в одинаковой степени могут затрагивать и большие, и малые, и совсем маленькие проблемы.

На сегодняшний день важно привлечь внимание всех творческих работников театра, кино и музыки к созданию разнообразных форм и видов веселого зрелища и музыки. Вопрос о создании комедийных жанров должен стать в повестку дня всех наших творческих организаций.

Значительную роль должна сыграть наша критика, которая до сих пор, к сожалению, не научилась дифференцированному подходу к различным по своим задачам формам и жанрам зрелища, выдвигая например перед комедией или перед сатирой те же требования, которые она выдвигает и в отношении всякой пьесы. Этому дифференцированному подходу наша критика должна научиться, если она хочет стать действенным фактором в деле создания советских комедийных жанров.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены