Привет от Рудика

Дмитрий Сухарев| опубликовано в номере №850, Октябрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Рудика привез Константин Иванович. Вернее, привез он не одного Рудика, а целую ораву крабов, но Рудик сразу понравился Кате и Ваське, и они забрали его себе. Во-первых, Рудик был самым крупным, а главное, на его твердой зеленоватой спине рядком сидели баланусы – белые морские желуди. Баланусы тоже привыкли к аквариуму и все время методично макаля своими султанчиками.

А назвать краба Рудиком придумала Катя. Вернее, она предлагала не Рудиком, а Рудольфом: ей хотелось что-нибудь такое рыцарское, средневековое. Вот и придумала – Рудольф. Но на деле имя оказалось неудачным, уж больно он был симпатичный– Глазастый, с баланусами на зеленой спине, – и сперва Константин Иванович, а потом и все остальные стали называть его Рудиком.

Константин Иванович был на биостанции первым человеком. Не уходи он ежедневно на рассвете в море, не добывай для всех «материал» – остальным сотрудникам нечего было бы делать. Каждый вечер к дверям маленькой кладовки, в которой Констаатие Иванович хранил свои ловчие принадлежности, обитатели биостанции начинали стаскивать ведра, склянки и аквариумы. В каждой посудине – записка с заказом. «Соколиная бухта–10, 20, 50 метров»: это толстая Рита Яковлевна из лаборатории гидрохимии просит воду. Ихтиологам требуются мальки. Физиологи что ни день изобретают новое. Еще жили на станции два ботаника-ленинградца, им Константин Иванович поставлял водоросли. А Людмиле привозил крабов и моллюсков. Людмила недавно окончила в Москве аспирантуру и теперь заведовала на станции лабораторией малакологии. Собственно, вся лаборатория из Людмилы и состояла. Людмиле очень нравилось быть молодым ученым, она говорила протяжно, приспуская ресницы и прислушиваясь к собственному голосу. Васька с Катей звали ее Людмилой Георгиевной.

Малакология – это наука о моллюсках. Раз есть моллюски, значит, есть и наука о моллюсках.

Шеф еще в Москве сказал Ваське:

– Я ведь сам, Васенька, начинал как малаколог, это я только теперь стал таким универсалом. Нас, русских малакологов, всех по пальцам можно перечесть: я, да Людмила, да Мирзоян в Одессе, да на Мурмане Никитин. Ты вот еще, может, будешь.

Шеф звал Ваську то на «ты», то на «вы», а теперь, когда Васька перешел на пятый курс, иногда даже величал его по имени-отчеству. Он сказал перед самым Васькиным отъездом:

– Вы, Василий Ильич, за этой девочкой-второкурсницей присмотрите, постарайтесь привить ей вкус к нашей работе.

Васька старался вовсю.

Еще по дороге, в Симферополе, они познакомились с одним штурманом, и Васька хитроумным маневром вызвал штурмана на важный для Катиного воспитания разговор об обрастателях – вредных организмах, которые поселяются на подводной части корабля и сбивают ему скорость. Потом неутомимый Васька завел речь о высоких вкусовых качествах моллюсков и клялся, что за границей есть специальные хозяйства по выращиванию съедобных ракушек, и что сам он ел на севере, и что очень сладкое мясо.

– Раки тоже неплохо, если к пиву, – заметил штурман. Васька насупился.

– Моллюски, – сказал он желчно, – если захотят, могут разрушить крупный морской порт. Продырявят все каменные и деревянные сооружения, и ваших нет. Таких случаев сколько угодно.

Потом штурман уехал в Севастополь, а Васька с Катей еще долго ждали машину и все гадали, что их ждет на биостанции и вообще какая у них будет потом, в будущем, жизнь. Васька сказал:

– Нас, малакологов, знаешь, сколько? – шеф, да Людмила, да Мирзоян в Одессе, да я. Ты вот еще, может, будешь, если проявишь упорство.

– Конечно, хочется что-нибудь важное, – ответила Катя. – Я обрастанием займусь. Или получением из моллюсков жирорастворимых витаминов – я читала, у них очень много. А то Андрей все смеется: биологи, мол, бабочки, цветочки.

– Это кто Андрей?

– Да муж мой. – Катя засмеялась и стала рассматривать свои пальцы. – Муж, –^повторила она.

– Ты что ж, замужем уже?

– .Да мы с ним вместе после школы работали в тресте озеленения, – пояснила Катя. – А теперь он в медицинском, вот и издевается.

– Если все младенцы переженятся... – съязвил Васька. – Ничего, – сказал он, подумав, – можно и витаминами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены