Придет однажды телеграмма…

Владимир Бут| опубликовано в номере №891, Июль 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

I

Знакомство было случайным. Одно из тех мимолетных знакомств, что тут же забываются: мало ли с кем приходится сталкиваться на большой стройке, когда среди тысяч людей, словно иголку в стоге сена, ищешь нужного человека, расспрашивая о нем каждого встречного. «Нужный» не находился. А этот... Я уже собрался уйти, но что-то удержало меня возле невысокого, плотного парня в спецовке и шахтерской фуражке, назвавшегося Дикаревым.

– Вы инженер?

– Ошибаетесь. Проходчик, – ответил он, нахмурившись, словно хотел сказать: «А при чем тут я?..»

Мы стояли на самом краю обрыва, на левом берегу Вахша. Выл солнечный день. Накануне прошел дождь, и как-то по-особенному ярко светилась вымытая зелень на крутых склонах. Ярилась река, прорываясь сквозь узкую горловину. Я поднял камень, швырнул вниз. Камень ударился о воду и не сразу пошел ко дну, а пронесся по поверхности, увлекаемый течением, будто плюхнулся на ленту транспортера.

– Какая силища!..

Дикарев ничего не ответил. Лицо его было мрачным. Казалось, ему глубоко безразличны и яростный красавец Вахш, и фантастически причудливое нагромождение скал, и ясное, подсиненное небо над головой...

– Вам не нравится здесь, в Нуреке? – вырвалось у меня.

– Горизонта не хватает, – проговорил Дикарев угрюмо, и я подумал, что он, наверное, откуда-нибудь из степных краев. И тогда понятно, почему не радует его здешняя красота.

Он очень точно выразил то, что не удавалось мне самому уловить в своем отношении к Нуреку. Второй день мотался я по его дорогам. Гигантский прямоугольник зеленой земли, огороженный горами. Прямая, по линейке улица новеньких крупнопанельных домов. Улица Ленина. Еще несколько улиц, скверов, «пятачков» – чистых, засаженных акациями, и еще несколько – только-только нарождающихся, с серыми коробками строящегося жилья. И поселки – вагоночные, палаточные. Все разбросано на большом пространстве, и поэтому все в дорогах, в сетке дорог. Юный, с огромным запасом потенциальной энергии город. И вот: «Горизонта не хватает»... Действительно, хотелось подняться, заглянуть за гребни гор, глотнуть простора...

– Вы правы, – сказал я, – уж очень тут стиснуто все этими горами. Тесно Нуреку. И Вахшу вот тесно. И человеку тоже, особенно привыкшему к степи или к морю...

Он посмотрел на меня с недоумением, усмехнулся, словно я сморозил какую-то глупость.

– Извините, – сказал, – мне пора. И, не оглядываясь, пошел по направлению к черной пасти тоннеля.

Странно действуют горы на людей...

II

Я не забыл о Дикареве. Весь вечер вышагивая из угла в угол по крохотному вагончику, куда поместили меня, как «привыкшего к комфорту» москвича, я старался докопаться до причин непонятной мрачности этого странного парня, до истинного значения его слов: «Горизонта не хватает»... Чудак человек! Ему ходить бы размашисто, говорить громко, улыбаться по поводу и просто без всяких поводов, от избытка силы, здоровья, энергии. А он...

Надо было найти его, договорить, может, даже поспорить.

...Теперь, когда для меня уже не секрет, отчего был угрюмым Миша Дикарев, когда мне многое стало известно о нем и его друзьях, я с неловкостью вспоминаю нашу первую, встречу. Теперь я знаю, о каком горизонте говорил Дикарев и чего именно ему не хватало, то была не блажь, не «странное воздействие гор» и не минутное настроение. Все имело свои конкретные причины. Это длинная история. Я застал середину событий. Мне надо было приехать в Нурек полгода назад, в декабре шестьдесят третьего, и тогда я увидел бы ее начало. Надо бы и еще раз съездить к ребятам в ближайшем будущем, чтобы посмотреть, чем же кончится начатое ими дело. Только когда съездить? Не знаю. Твердо знаю одно – все кончится хорошо...

III

В тоннеле работали шестеро. Двое не могли ни на минуту отойти от буровой самоходки. Тело ее сотрясалось от напряжения. Два бура, как штыки, воткнулись в каменную грудь забоя, и нужно было неотрывно следить за ними.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Понятное слово Счастье

Открытое письмо журналистке принцессе Полине Мюрат