Право выбора

Елена Любимкина|13 Апреля 2011, 16:16| опубликовано в номере №1758.1, Апрель 2011
  • В закладки
  • Вставить в блог

О пользе и вреде домашнего образования

После аварии, произошедшей в начале десятого класса, я совершенно потерялась в точных предметах. Однажды учительница физики, безуспешно пытавшаяся объяснить мне после окончания уроков какую‑то очередную формулу, спросила:

— Почему это так сложно запомнить? Этот материал разбирали сегодня. Я же тебя не даты Куликовской битвы из программы восьмого класса спрашиваю. И не три страницы из русских поэтесс!

— 1380 год, — ответила я. — 8 сентября.

И увидев, как она на меня смотрит, поспешила исправиться:

— Что‑нибудь из Цветаевой почитать?

Так учительница обнаружила, что ни по истории, ни по литературе, ни по другим предметам, попадающим под определение «гуманитарных», я не отстала, а какой‑нибудь закон Ньютона не могла усвоить только потому, что в момент урока грезила совсем другими берегами. Дома закон учился лучше, хотя времени тратилось гораздо меньше отведённого школьной программой. Для достижения результата достаточно было дать задание и не стоять над душой.

После недели эксперимента педагог пришла к неожиданному выводу.

— Хочу поговорить с твоей мамой, — предложила она. — Думаю, всем будет лучше, если ты перейдёшь на другую форму обучения.

Что говорит закон

Через неделю я оказалась прикреплённой к другой школе и на другой форме образования. Мудрый директор, подписывая заявление на переход, предупредил: «Учти, что никто тебя там учить не будет. Придётся всё делать самой». Это не пугало. Главным было то, что мне больше не нужно было посещать уроки в обязательном порядке, я могла распределять своё время так, как мне было удобно. Мне тогда повезло — и с отпустившими без скандалов педагогами, и с учительницей, подсказавшей этот путь.

Многих родителей поставит в тупик вопрос, хотели бы они обучать своего ребёнка самостоятельно, а детей — хотели бы они учиться сами. Даже если подобная мысль и приходила кому‑нибудь в голову, в период с 1918-го по 2002 год исторически сложилось, что образование человека, считающегося полноценным членом общества, должно строиться по определённой схеме. Мало кто вспоминает, что многие талантливые люди, чьи труды проходят в школе, получили азы образования дома: Набоков, Гёте, Гюго, Лермонтов, Пастернак, Тургенев, президенты США Линкольн и Вашингтон. Список можно продолжить.

Российским законодательством предусмотрен выбор той формы образования, которая больше подходит ребёнку и которую сочтут нужным родители либо опекуны. Регулируется этот вопрос следующими нормативными документами: Конституцией РФ, действующим с 1992 года законом «Об образовании» и Семейным кодексом РФ.

Первый пункт 63 статьи Семейного кодекса Российской Федерации гласит, что только «родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей», а второй пункт той же статьи говорит, что «родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования и создать условия для получения ими среднего (полного) общего образования». Выходит, что, хоть по Конституции государство и обязано предоставлять общее образование, ответственность за воспитание и развитие детей никто, кроме родителей, не несёт. Также очевидно, что за последние годы в России профессия школьного учителя потеряла былое уважение. Несмотря на постоянный рост зарплат, материальное благосостояние большинства педагогов государственных школ по сей день далеко от идеального. Молодым учителям предполагаются надбавки, которые урезаются через пару лет работы. Ничего удивительного в том, что молодёжь, проработав в школе по специальности несколько лет, предпочитает поменять сферу деятельности на ту, где опыт вознаграждается материально. На местах остаются герои или неудачники.

Пятый пункт 43 статьи Конституции РФ говорит, что Российская Федерация, устанавливая федеральные государственные образовательные стандарты, при этом поддерживает различные формы образования и самообразования.

Кому это нужно

Прежде всего хотелось бы упомянуть тех, кого у нас в стране до недавнего времени вроде как не было, — детей с различными отклонениями в развитии, для которых должны быть предусмотрены коррекционные классы. Количество учащихся в таких классах меньше обычного, и обучаются они по облегчённым программам. Однако не все школы готовы предоставлять такие возможности. Кроме того, очень часто в подобных классах оказываются дети с разнохарактерными отклонениями. Представьте себе, что вам нужно одновременно объяснить один и тот же материал забитому ипохондрику, имеющему несколько приводов в милицию хулигану и недавно побывавшему в аварии.

В таком случае всё делается просто. Берётся соответствующее медицинское заключение и приносится в школу. После этого учителя обязаны посещать ребёнка на дому.

К сожалению, именно этот факт явился решающим для общественного мнения в пользу того, что на домашнее обучение попадают исключительно больные дети, которым сложно самим добраться до школы или адаптироваться в коллективе.

Существует и другая категория детей. Они абсолютно здоровы (или имеют незначительные отклонения, к которым можно отнести даже лёгкое искривление позвоночника), но при этом не находят своего места в общеобразовательных учебных заведениях. Кто‑то бьют одноклассники, кого‑то по непонятным причинам невзлюбили учителя, а кому‑то просто откровенно скучно.

Мнение Анны, матери двоих детей-экстернов (Новосибирск): «Как‑то спросила дочку: «Какой у тебя любимый предмет?» — и была поражена её ответом: «Физра». Так выяснилось, что дочь — отличница, победительница нескольких олимпиад — откровенно скучает на уроках. Наш переход на экстернат был обусловлен тем, что школа не учитывает индивидуальные особенности ребёнка. А это плохо, потому что, если мозг не нагружать в должной мере, начинается остановка развития. Многие мне тогда говорили: дети должны отучиться в школе, потом ты с ними занимайся, а потом пусть для развития во всякие кружки идут. Но ведь ребёнок не железный! От бессмысленно проведённых в школе 4—6 часов сил не прибавится, да и домашнее задание никто не отменял. А ведь у ребёнка должно ещё быть и личное время: почитать, погулять, кружки, секции, увлечения, общение с семьёй... да просто полежать, ничего не делая. Сын ходить в школу отказался наотрез. А у дочери в глазах была такая обречённость, что всё ЭТО продлится ещё много лет, что пришлось делать выбор. Мы его сделали и не жалеем».

Так что же делать, если ребёнок абсолютно здоров, но желание родителей — обучать его дома, а не в школе? Самым простым способом является зачисление ребёнка в класс, а потом заключение договора, который будет регулировать отношения учащегося со школой (точнее её представителем, обычно — директором) на основании первого и второго пунктов 63 статьи Семейного кодекса Российской Федерации, а также 10 статьи «Формы получения образования» закона «Об образовании», пункты первый, второй и третий.

Между формами семейного образования и экстерна — очень тонкая грань, но, по мнению родителей, экстернат по сравнению с семейным образованием юридически удобнее, так как более конкретно прописан в законодательстве, а «Положение...» является хорошей защитой от административного произвола. У «семейников» такой защиты, увы, нет, поэтому они более зависимы от настроений руководства и педагогического персонала школы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Parlez-vous franglais?

Новы язык «франгле»

Школа, good bye! Здравствуй, school!

Практические советы школьнику (и его родителям) за рубежом

Заграница нам поможет

Как попасть в зарубежный вуз