Последняя смена

опубликовано в номере №879, Январь 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

В предыдущем номере журнала мы поздравили молодых строителей химкомбината «Апатит» с большой трудовой победой — досрочным завершением строительства второй очереди АНОФ-2. Материал мурманского журналиста Георгия Ковалева рассказывает об одном из эпизодов этого строительства.

Был просторный в теплый зал в огнях, затаившийся до взмаха дирижера оркестр, торжественный председатель профкома, называющий фамилии новых ударников коммунистического труда:

— ...Николай Чумаков, Василий Зарецкий, Валентин Курочкин, Анатолий Загривян, Михаил Хохлов, Алексеи Дорогавцев, Николай Сорокин...

Но это позже. А неделей раньше...

Луч прожектора бил вдоль траншеи, слепя глаза.

— Да выключите вы его! — крикнул кто-то снизу.

И сразу стали видны снежинки, падающие на землю. Откуда-то слева несся мерный гул — работала обогатительная фабрика, изредка вспыхивали в той стороне фиолетовые звезды: и ночью не прекращался монтаж второй очереди АНОФ-2. А здесь, на дне глубокой траншеи, было тихо, слабо белели наверху тоненькие стволы берез и чернели вершины елок.

— Навались! — хрипло командовал Николай Чумаков. — Еще немного... Еще...

Отвалившись к стене траншеи, Николай поднес запястье к глазам: начало двенадцатого. Сколько они уже здесь, на дне траншеи? С девяти утра до девяти вечера — это двенадцать часов, с девяти вечера до одиннадцати — еще два, всего — четырнадцать. И сколько предстоит еще?

Кто бы мог подумать, что смена эта будет такой долгой? У бригады Чумакова был нормальный рабочий день. Один за другим вставали в подготовленные пазы бетонные кольца гигантского трубопровода. Точно по графику шли работы. Но подошел к краю траншеи прораб Геннадий Коряко, спрыгнул вниз, расстроенно оценил расстояние до конца аварийного сброса и сказал:

— Завтра в семь пойдет пульпа. На него оглянулись с недоумением.

— Завтра в семь утра?

— Что они там, с ума спятили?

— Спятили, не спятили... На пульпонасосной нелады...

В незаконченный сброс пойдет пульпа... Это значило: затянет вязкой тиной траншею, подмоет края, завалит так, что потом работы не то что на одну смену, а и за месяц не управиться. И, видно, каждый прикинул: осталось поставить восемнадцать колец. В среднем за смену ставили пятнадцать. Впереди ночь.

— Ночью-то не очень развернешься, — пробормотал задумчиво кто-то.

Покурили, помолчали. Глубоко затянувшись, Николай бросил:

- Ну, взялись?

...Ноль часов пятнадцать минут. Осталось десять колец, десять метров. ...Два часа тридцать минут.

— Кончай перекур, взялись... ...Четыре часа сорок пять минут.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Крутой пласт

Из дневника секретаря горкома комсомола