Польша младшая — о себе

Виталий Ганюшкин| опубликовано в номере №1103, Май 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

На гробнице фараона Аменофиса III была и такая надпись: «Молодые строптивы, без послушания и уважения к старшим. Истину отбросили, обычаев не признают. Никто их не понимает, и они не хотят, чтобы их понимали, несут миру погибель и станут последним его пределом». Писалось это еще иероглифами, тысячи лет назад. Однако... Что написано топором, то не вырубишь пером! «Не та нынче пошла молодежь», «управы на них нету», «на хлеб бы их да на воду — вся бы дурь враз вышла!» — их немало, нынешних аменофисов, почитающих за самый сподручный педагогический инструмент «ежовые рукавицы».

После Аменофиса мир совершенствуется уже три с половиной тысячи лет, а улучшают его приходящие чредою непрерывной поколения все тех же «молодых, строптивых». Жаль, что папаша Аменофис II не оставил своего мнения о наследнике и его ровесниках — было бы оно, надо полагать, не самым лестным. Такова жизнь: старшие всегда «имеют замечания» к младшим уже хотя бы потому, что призваны быть их воспитателями и наставниками.

Ну, а сами младшие? Кто они? Лишь объект мнений и оценок? Или и им позволено «сметь свое суждение иметь» — о себе, о мире, в который они пришли, о ценностях и критериях, определяющих нравы общества? Хотят того взрослые или нет, дают ли слово младшим или не дают — это сути дела не меняет: молодежь обо всем имеет свое мнение. И было бы наивно рассчитывать, что наследники будут всегда и во всем скроены «по образу и подобию». Вот почему наши польские друзья во взаимоотношениях с молодыми исходят из того тезиса, который, пожалуй, точнее всех выразил ведущий социолог профессор Ян Щепаньский:

«За стиль поведения польской молодежи, за ее переживания, стремления, идеалы и жизненные цели отвечаем все мы: родители, учителя, политические деятели, ибо все мы дружными усилиями сделали молодежь такой, какая она есть сегодня».

Но «какая она есть»? Здесь мерки «хорошая» или «плохая», «такая» или «сякая» могли бы только запутать. Из всех прилагательных подошло бы лишь одно — «сложная». Сложная, так же, как и любое предыдущее поколение, и вместе с тем — сложная по-своему.

На общей волне значительных преобразований практически всех сфер жизни Польша как бы осознала, что она действительно одна из самых «молодежных» стран мира и что более половины ее граждан, не перешагнувших еще порога тридцатилетия, — это не статистическая выкладка, которую нужно лишь «принять к сведению», но истинное национальное богатство, стратегическое преимущество в соревновании за современность. Как справедливо писал в «Жиче Варшавы» руководитель центра молодежных исследований Высшей школы общественных наук Владислав Адамский:

«Именно у нас, как и в других социалистических странах, растущий интерес к молодежи вызван не опасениями, а прежде всего доверием к молодому поколению, верой и надеждами, связанными с его созидательными творческими возможностями».

Каков же этот потенциал? Здесь, пожалуй, самый подходящий момент обратиться к социологии, что и сделали вполне своевременно наши польские друзья. За последние два года проведено множество исследований, опросов, анкет на самые разнообразные «лакмусовые бумажки», начиная от вкусов молодых почитателей голубого экрана и кончая отношением их к самым тугим узлам современного мира.

Более 20 научных учреждений, общественных и молодежных организаций стали «авторами» своеобразного коллективного портрета молодого поколения ПНР наших дней — «Доклада о молодежи» VII пленуму ЦК ПОРП, состоявшемуся в ноябре прошлого года.

Одной из самых массовых была анкета «Молодые-71», проведенная среди более чем 12 тысяч юношей и девушек редакциями молодежных изданий. Прежде всего молодым предложили обозначить главные для них жизненные цели. Итог был несколько неожиданный — больше всего голосов (каждый четвертый) получило «семейное счастье». Штрих более чем выразительный в наш-то век так называемой «сексуальной революции» и «падения нравов»!

Но, может быть, это своеобразный уход от действительности, стремление удалиться в домашний уют, отгородиться от всех сложностей и треволнений окружающего мира? Ответы участников опроса (а среди них оказалось больше 2 тысяч развернутых ответов-размышлений!) начисто отвергают такое предположение. Среди слагаемых семейного счастья его искатели дружно назвали такие весомые приметы действительности, как чувство собственной полезности обществу и достойное место в нем; личная причастность ко всему, что происходит вокруг, к делам своего коллектива и всей страны, стремление получить образование, в том числе и высшее, и далее совершенствоваться в знаниях, в избранной специальности.

И еще — как ответ тем, кто склонен видеть нынешнее молодое поколение излишне «потребительским»: из семи предложенных анкетой на выбор жизненных ценностей меньше всего энтузиазма вызвало как раз «материальное благополучие». Этот стимул житейской активности в сравнении с духовными оказался в восприятии молодых самым «нерабочим». Итоги опроса явно ставят под сомнение и другой «козырь» иных скептиков — так называемую «инфантильность» и иждивенчество нынешней молодежи, ее житейскую неприспособленность, а то и никчемность. На вопрос «Уверен ли ты в том, что тебе удастся достигнуть поставленных целей?» девяносто процентов ответило утвердительно.

Оценивая общий тон этого заочного интервью, организаторы его подчеркивают проявленную участниками способность мыслить общественными категориями, гражданские качества: почти все молодые люди свои собственные жизненные устремления так или иначе связывают с теми масштабными преобразованиями и планами на будущее, осуществлением которых занята сейчас народная Польша.

С чем ломаем копья...

Специалисты подчеркивают, что нынешние столь пристальные обследования «Кроны» общества, его молодых побегов — в общем-то не «эврика!». Подобные акции осуществлялись в немалых количествах и в прошлом. Однако есть тут качественная разница: тогда искали, как наилучшим образом приспособить это самое «племя младое, незнакомое» к условиям, уже существующим, например, в школе или в заводской жизни. Теперь всякого рода громоздкие опросы и выяснения затеваются с иной целью: установить, сколько же на самом деле пороха в пороховницах, с чем идет молодой поляк-70 во «взрослый» мир, какие ценности несет и как помочь ему их реализовать, если они чистой пробы.

Иногда ценности эти фиксируются способом «от противного».

Вот как выглядит, к примеру, иерархия отрицательных в глазах молодежи явлений, тормозящих, с ее точки зрения, всесторонний прогресс страны: аномалии общественной жизни; разбазаривание общественной собственности; слабость администрации, управления, расшатывание нравов...

Тот самый случай: молодо — не зелено. Конечно, нынешние наши польские ровесники, хоть и отдают предпочтение духовным ценностям перед материальными, совсем не аскеты. Любят и приодеться и интересно время провести, понимают толк во всякого рода «технике на службе человеку» и в общем-то с правом решающего голоса участвуют в поиске оптимальной «польской модели потребления». Но в самом этом перечне общественных зол, которые молодежь не приемлет, — прицельная рамка для конструктивного гражданского запала, с которым молодые полны решимости ринуться в большую жизнь.

И как решающее условие эффективности собственной созидательной миссии они единодушно выдвигают свою помощь старшим как в выполнении поставленных задач, так и в самой их разработке. То, что один молодой активист в свое время вложил в меткую формулу «О нас — не без нас».

Бунт «за»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Канатоходцы

Фантастический роман