Покушение на планету людей

Федор Бурлацкий| опубликовано в номере №1407, Январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отец (глаза его загораются). Против этого есть средство, мои дорогие. Оно есть, моя лаборатория первой сделала открытие, потрясающее открытие! (Раздельно.) Ракеты и находящиеся в них атомные бомбы можно уничтожать в полете. Прежде чем они упадут на нашу территорию. Мы можем создать оборонительный щит и спасти нашу цивилизацию. Ты слышишь меня, Мария? Я не только создал водородную бомбу, которая тебя ужасает, — и я понимаю это. Я, именно я изобрел защиту против нее, оружие, которое гарантирует нашу оборону.

Мария. Так это правда, что ты внушил президенту мысль о «звездных войнах»?

Отец. Да, это я, моя девочка. Только «звездные войны» здесь совершенно ни причем. Речь идет вовсе не о войнах, а об обороне. Причем об обороне, которая обходится значительно дешевле, чем наступление.

Авель. Вы имеете в виду лазерное оружие, сэр? Я читал об этом в газетах. Там говорилось, что такое оружие уже разработано. Это и есть то самое средство, которым вы намерены окончательно защитить нас, сэр?

Отец. Видите ли, газеты могут писать то, что мне ни подтвердить, ни отрицать не позволено.

Мария. Но нам ты можешь сказать: шагом. Пока дай нам бог справиться с главной угрозой.

Авель. И чего же вы можете добиться?

Отец. Главная цель — резкое сокращение числа возможных человеческих жертв. Сокращение с цифры просто невообразимой до цифры приемлемой.

Мария. А что это значит конкретно?

Отец. Ну, представь себе, если Америка останется вне этой активной обороны и Советский Союз совершит на нее нападение, чтобы завладеть ею, девяносто пять процентов населения исчезло бы с лица Земли. А при наличии оборонного щита погибло бы лишь десять — двадцать процентов населения.

Мария. И ты называешь эту цифру приемлемой?

Отец. Если говорить об Америке, то 25 — 50 миллионов человеческих жизней — это, конечно, потеря ужасная. Но все же это не конец света.

Авель. Может быть, следовало бы спросить у тех самых людей, которые попадут в число 25 — 50 миллионов смертников?

Отец. Разве во время других войн не погибали миллионы людей?

Мария. А ты не думаешь, что надо добиваться совсем другой цели — вообще положить конец войнам?

Отец. Именно это мы и пытаемся сделать, моя девочка. Вторая цель активной обороны — служить сдерживающей силой. Мы покажем всем, что вовсе не собираемся сдаваться. Так что, если русские на нас нападут, мы будем биться не на жизнь, а на смерть.

Авель. На смерть... На чью смерть?

Мария. В самом деле, отец, кого ты включаешь в эти 25 процентов? Меня? Себя? Авеля?

Отец (пытается отшутиться). Так нас же трое — стало быть, это 75 процентов, — те, кто сохранится.

Мария. Тогда давай пригласим четвертого, например, нашего президента. Кого же из четверых можно будет обречь на заклание?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этом номере

Остров метелей

Отечество

Провожая в армию

Девять парней одного призыва. Начало

Кому играть Вронского

О преемственности театральных традиций, о духовном воспитании молодых актеров