Поединок с Арктикой

Дм Лебедев| опубликовано в номере №257, Май 1934
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Все это нас не пугает, - телеграфирует Шмидт, - но вызывает много дополнительной работы».

«Все это нас не пугает». Конечно! Ах, чертова пурга! Тревожно смотрит на горизонт Ляпидевский... Нет, пурга занесла небосклон, молочная мгла повисла над морем. И пилот, злой, возвращается назад в барак. Яранги утонули в снегу. На мертвом прибрежье кружит метель. Мрак.

- Эх, черт, опять безделье!

10 марта рискнули подняться снова. Но уже скоро левый мотор начал шалить: перебои. Пришлось вернуться.

А в это время, трясясь на гигантской волне Берингова моря, спешил на север «Смоленск» с каманинским звеном самолетов. Комсомолец Каманин шел на подмогу комсомольцу Ляпидевскому. Еще и еще раз - 11 - го и 12 - го - пробовал сняться Ляпидевский, и опять подводил левый мотор. Занялись ремонтом. Работали день и ночь без отдыха. 14 - го Ляпидевский, наконец, поднялся и взял курс на Ванкарем. День прошел в тревожной неизвестности. След пилота пропал в ледяной пустыне. С Уэллена передавали тревожно: «Сведений нет». Бросились на поиски. Только через несколько дней самолет обнаружили на острове Колючине, далеко за мысом Сердце - Камень. Левый мотор все - таки подвел, и самолет потерпел аварию. Но сели почти благополучно, и Ляпидевский помчался в Ванкарем: ему не терпелось скорей исправить машину и снова броситься на помощь. И это было настоящее горе, когда он увидел, что надежде его не суждено сбыться.

А тем временем на Олюторке сидел и ругался Каманин. «Смоленск» высадил его звено - 5 самолетов - в бухту, и их тут же занесло снегом. 5 дней бушевал ураган, самолеты были погребены в своей белой могиле. О вылете нечего было и думать. 20 - го стало тише. Каманин, Молоков, Пинен - штейн, Фарих, Демидов со всех ног помчались к машинам. В чукотских чумах, утонувших в снегу, тоже увидели рассвет и бросились помотать летчикам. В час разрыли снеговую могилу, вывели самолеты на ровную площадку, опробовали моторы.

«Есть!».

Машины работали исправно. С рассветом взмыли в воздух. Первым шел Каманин. Неудержимые, понеслись блестящие птицы. Вперед, вперед, пока обманчивая полярная погода не вздумает шутить снова! 22 - го первые 3 машины спустились в Анадыре. Почти одновременно 2 самолета на Олюторке на высоте 1 5 метров попали в непреодолимую струю воздуха и ударились о землю. Летчики остались целы, но машины выбыли из строя. Ладно, еще много сил у Советской страны! Вперед! Из каманинского звена две машины тоже застряли в Майна - Пыльчине для ремонта. Каманин рвался вперед, но Анадырь снова встретил его пургой.

Опять трехдневная задержка. Много раз выбегали Каманин, Молоков и Пивенштейн, когда за окном, казалось, наступало затишье. Но это была только обманчивая передышка. Пурга продолжала бушевать, и горизонт напоминал сырую, грязную вату! Сиди и жди! Только 28 - го Каманин вырвался из Анадыря. Все маленькое население дружно провожало героев.

И три бесстрашных птицы скрылись за неизведанным анадырским хребтом. Первый полет на этом рейсе. Каманин берет курс прямо на Ванкарем. Трасса не изведана и полна неожиданностей, но зато короче. А быстрота - главное в этой борьбе за сто дорогих жизней, когда проклятый лед каждый день грозит разводьями и трещина между половинками лагеря становится все шире и шире. Звено улетело и пропало из глаз. Часы идут за часами, тревожно спрашивают с Онмана, где Каманин. С Уэллена, из Анадыря, с Сердце - Камень идут беспокойные «Нет, нет, нет».

И здесь потерялся след комсомольца Каманина. Где он? Уже из Гижиги вылетели Галышев, Водопьянов, Доронин. Уже Фарих и Горелов, отставшие из каманинского звена, несколько раз пробовали стартовать из Анадыря. Слепнев из Нома прилетел в Уэллен, пробившись через километры сумасшедшего шторма. Леваневский поднялся, но в ледяном тумане самолет обмерз и отяжелел. Леваневскому пришлось совершить посадку. Только его необыкновенная выдержка спасла людей. Бабушкин выбрался из лагеря и прилетел в Ванкарем. Во Владивостоке готовился к полету Болотов. На помощь шли дирижабли. Где Каманин?

Отыскался след Каманина. Туман и пурга заставили его изменить курс. Кратчайший путь не удался. И Каманин свернул на мыс Уэллен. Он и Молоков.

Ремонт? Задержка? Не до того. День и ночь работают Каманин и Молоков. Готово! Апрельские дни морозны, но зато горизонт чист. Не задерживаясь, вперед! 7 апреля Слепнев, Каманин и Молоков летят в Ванкарем. И сразу, через льды, - в лагерь Шмидта. У Слепнева поломки, он застревает на ледяном острове. Каманин и Молоков забирают людей по списку и идут назад: некогда. В тот же день к вечеру они доставляют в Ванкарем первых 7 челюскинцев - больных и наиболее слабых. На следующий день горизонт опять заволокло туманом. Слепнев с челюскинцами чинят раненую машину. Молоков, пролетав полтора часа, не смог в тумане обнаружить лагерь Шмидта. 10 - го Каманин с утра вылетел снова, привез троих. Снялся во второй рейс, но в моторе лопнули пароотводные трубки, и опять пришлось задержаться. Летал только Молоков. 3 раза он перерезал расстояние от Ванкарема до лагеря и привез 13 человек.

Теперь уже страна вздохнула свободнее. 34 челюскинца спасены! С такими пилотами победа обеспечена. Газеты всего мира заняты этой величественной схваткой с Арктикой. Утром 11 - го Каманин починил машину. Старт... Вместе с Молоковым вылетают в лагерь. Рейс за рейсом... Установилось нечто вроде регулярного спасательного со общения. К концу дня уставшие Каманин и Молоков подсчитывают итог: еще 35 челюскинцев спасены.

Тысячи поздравлений летят к ним со всех концов мира. Но им не до того. Чуть забрезжил рассвет - они снова в полете. Комсомолец Каманин на пропустил ни одного рейса. Подоспели Водопьянов и Доронин. Прорвались через пургу и радостно бросились на помощь шатающимся от усталости Каманину, Молокову, Слепневу. Опять несколько рейсов 12 - го: еще 44 спасенных. 13 - го остаются последние шесть во главе с капитаном Бобровым.

И радостно потирая руки, улыбаясь, в последний рейс вылетают Каманин, Водопьянов, Молоков. Медленно тянутся оставшиеся секунды ледяной республики. Последние 6 человек зажигают дымовой сигнал. Неугомонный Кренкель сворачивает свою маленькую радиостанцию. 2 месяца мужественной борьбы с Арктикой оставлены позади.

И когда 3 блестящих птицы победно снижаются над лагерем, 6 советских граждан, 6 молчаливых героев, в последний раз отдают честь красному флагу, последнему свидетелю одной из самых героических страниц истории.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены