Подвижная засада

Николай Гнидюк| опубликовано в номере №886, Апрель 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Николая Якимовича Гнидюка на Львовщине хорошо знают как заместителя председателя сельского облисполкома. Батрак в панской Польше, помощник машиниста, чекист, партийный и советский работник — таковы вехи его жизненного пути. Многим известна и одна из самых славных страниц биографии Николая Якимовича. Во время Великой Отечественной войны он был разведчиком знаменитого партизанского отряда, действовавшего в тылу врага под руководством Героя Советского Союза Дмитрия Николаевича Медведева. На оккупированную фашистами территорию

Н. Я. Гнидюк был заброшен с группой парашютистов-десантников, в составе которой находился и бесстрашный разведчик Герой Советского Союза Николай Иванович Кузнецов.

Скоро издательство ЦК ЛКСМУ «Молодь» выпустит в свет документальную повесть Н. Я. Гнидюка «Лицом к лицу с врагом». Повесть посвящена действиям партизан в тылу врага. Мы предлагаем нашим читателям одну из глав этой повести о партизанах-разведчиках, главу, в которой автор рассказывает об операции, проведенной под руководством Пауля Зиберта — Николая Кузнецова.

Везет вам, ребята. Вот опять вы побывали в Ровно, а я сижу в лесу и, кроме деревьев, ничего не вижу. Сколько ни просил командира, чтоб разрешил мне пойти на задание, бесполезно. Рано, говорит. А сколько еще можно ждать? Мы с Колей Приходько сочувствовали Николаю Ивановичу. Мы знали, что он блестяще владеет немецким языком и с успехом может отправляться в город. Но вместе с тем мы понимали и Дмитрия Николаевича Медведева. Ведь для того, чтобы Кузнецов превратился в Пауля Зиберта и появился среди немецких офицеров, одного знания языка недостаточно. Требовалась самая тщательная подготовка.

После каждого нашего возвращения в отряд Николай Иванович часами просиживал с нами и обо всем до мельчайших подробностей расспрашивал. Так прошел месяц, потом второй... Вряд ли в самом Ровно кто-либо из немецких офицеров настолько был в курсе всех городских дел, как Кузнецов.

А Медведев продолжал говорить: «Рано».

Рано потому, что неизвестно, как воспримут Пауля Зиберта немцы, не окажется ли он среди них чужаком, не вызовет ли к себе подозрения.

— Надо устроить что-то вроде выпускного экзамена, — говорил Дмитрий Николаевич.

Иными словами, Паулю Зиберту нужно было устроить свидание с немецкими офицерами. Именно Паулю Зиберту, а не Николаю Ивановичу Кузнецову. Но где раздобыть для Зиберта «экзаменаторов»?

Несколько ночей подряд устраивали мы засады. Спрячемся за кустами и ждем, пока на дороге появится случайная машина или подвода. Но ни разу «настоящий» немец не попадался. То захватим пьяного ефрейтора, то приведем в отряд нескольких солдат. С ними Зиберту и поговорить было не о чем. Немцы до того боялись встреч с партизанами, что при первом же взрыве гранаты теряли самообладание. Однажды мы подбили грузовик, шедший из Костополя в Ровно, и взяли в плен унтер-офицера и трех солдат. Кузнецов начал с ними разговаривать, а они стоят, как манекены, и двух слов вымолвить не могут. Только бормочут: «Яволь, герр партизан» и «Гитлер — капут».

— Ну и болваны! — сердился Николай Иванович. — Попробуй поговори с ними. Боюсь, мне придется тут еще долго отсиживаться.

Он отправился в штаб.

— Дмитрий Николаевич, — обратился он к Медведеву, — с попугаями, которых сюда доставляют, я никогда не договорюсь. Разрешите мне с хлопцами поехать в Ровно, и мы подберем подходящую птичку.

— Нет, Николай Иванович, — возразил командир, — этого я не разрешаю. В Ровно теперь должно быть спокойно. Это в наших интересах. Так легче будет работать и вам и другим разведчикам. Да и рисковать из-за пустяка не стоит. Придется малость подождать.

Через несколько дней, после очередной беседы с каким-то полоумным фельдфебелем, Кузнецов вновь обратился к командиру:

— Я кое-что придумал, Дмитрий Николаевич. Разрешите провести засаду среди белого дня.

— Это что еще за новости? — удивился Медведев.

— Вот посмотрите. — Николай Иванович отломил от дерева ветку и начал ею рисовать на снегу замысловатую схему. — Это шоссе Ровно — Киев. По нему, не торопясь, движется несколько подвод с вооруженными партизанами. На первой подводе сижу я в форме немецкого офицера, а у всех наших хлопцев на руках повязки полицаев. Впереди — метров за двести — идет наш разведчик и внимательно всматривается в каждую встречную машину. Высмотрев хорошего «гуся», он дает сигнал из пистолета. За ним, метров через сто, движется гранатометчик. Увидев сигнал, он швыряет гранату под машину. Но бросить гранату надо так ловко, чтоб машину не разворотило, а свалило взрывной волной. Тут мы соскакиваем, окружаем перевернутый лимузин и вытягиваем из него тепленьких офицериков.

— На словах, как на гуслях. А как оно выйдет в действительности? Что, если такая машина будет двигаться не навстречу вам, а сзади? — спросил Медведев.

— Я это предусмотрел, — ответил Кузнецов. — Мы поставим такое же прикрытие с тыла и сможем бить по любой машине. Я даже название придумал для нашей экспедиции — «Подвижная засада».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Уродливый мальчуган

Фантастический рассказ

Девять языков

Рассказ