Подвиги советских людей на суше, на море и в воздухе

опубликовано в номере №812, март 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Календарь героизма

Геннадий Климов спешил на завод. До начала смены оставалось немного времени. И вдруг Геннадий заметил, что из окна дома № 17 по Третьей Кутузовской улице струится дымок. Климов подошел к дому, услыхал слабый стон ребенка.

Рядом никого не было, на помощь рассчитывать не приходилось. Тогда Геннадий намотал на руку пиджак и ударил по стеклу. Распахнув окно, Климов влез в него и очутился в темноте.

- Кто здесь?

Никто не ответил.

Задыхаясь от дыма, Климов ощупью искал в комнате ребенка.

Огонь усиливался, дышать было нечем, голова кружилась, силы уходили... Вдруг Климов задел ногой за что-то мягкое. Он нагнулся, нащупал тельце ребенка.

Климов спас малыша, потом стал гасить пламя, и когда приехали пожарные, он выбрался из прокопченной квартиры, отдышался на свежем воздухе, почистил костюм и пошел к себе на завод. Только через несколько дней он зашел в дом № 17 узнать, как чувствует себя ребенок. Тогда люди и узнали имя скромного героя.

В иных, самых неожиданных условиях вступил в борьбу с огнем младший сержант В. Степаненко. В воинской части, где он служит, время от времени поднимают воздушный шар - аэростат, и из его гондолы курсанты делают учебные парашютные прыжки. В тот день привязной аэростат с группой курсантов-парашютистов медленно поднимался в небо. Младший сержант, как всегда в таких случаях, внимательно присматривался к подчиненным. Его интересовало, как они себя чувствуют, какими обмениваются замечаниями, как поглядывают на землю, постепенно исчезающую внизу.

В воздухе чувствовалось что-то тревожное, в лицо били сильные порывы ветра. Вдруг зимний грозовой разряд ударил в заполненный газом аэростат. Начался пожар.

Степаненко сразу понял, какая опасность им угрожает. Прыгать? Нет, высота еще мала. Сержант дал тревожный сигнал наземной стартовой команде: спускать как можно быстрее аэростат на землю.

Гондола стремительно пошла вниз, но оболочка аэростата уже пылала. Курсанты, увидев над головой пламя, решили прыгать. Младший сержант с трудом остановил солдат. Он продолжал управлять спуском горевшего воздушного шара.

Растеряйся в те минуты В. Степаненко - и быть беде. Но самообладание и мужество молодого командира спасли курсантов и гондолу аэростата.

Теперь с аэродрома энской части перенесемся в Сибирь, в Тюменскую область, на заснеженный берег Тобола. Из Лыбаевского совхоза вышел трактор «ДТ-54». Его вел тракторист Василий Федорович Капарушкин, которому было поручено доставить машину с центральной усадьбы совхоза в соседнюю деревню за Тоболом. Капарушкин направил трактор к противоположному берегу. Морозы стояли крепкие, снега намело много, и трактористу даже на ум не могло прийти, что лед на Тоболе непрочен. У самого берега лед оказался слабым. Стоило появиться на нем тяжелому трактору, как послышался треск, и, круто повалившись на правый борт, маши-

на стала тонуть. Капарушкин выскочил из кабины. На его глазах трактор исчезал в Тоболе.

На выручку вскоре пришли два трактора. Но как достанешь машину со дна реки? Тогда Василий Федорович Капарушкин натянул на себя прорезиненный костюм, попробовал шестом глубину реки и полез в воду. Где-то над головой глухо ревели тракторные моторы, сияло морозное солнце, а в глубине было темно и тихо. Опустившись до самого дна, Капарушкин нашел трактор, добрался до его крюка и стал цеплять на него стальную петлю троса. Голова болела, казалось, еще мгновение - и смерть. Но ему все-таки удалось надеть на крюк трос.

Два трактора разом потянули, но трос лопнул. Увидев обрывки троса, Капарушкин изменился в лице. Изрядно отругав товарищей за чрезмерное усердие, он вдохнул побольше воздуха и снова опустился на речное дно. И опять искал тракторный крюк, и опять надевал на него петлю троса, и опять чувствовал: вот-вот задохнется...

Вторая попытка вытащить трактор со дна реки снова закончилась неудачей. И Капарушкину пришлось в третий раз опускаться под лед.

Третья попытка выручить трактор из беды оказалась тоже неудачной. Трактористы готовы были махнуть на все рукой: они устали, измучились, намерзлись на льду. Но Капарушкин, больше всех уставший, останавливал товарищей, доказывал: нельзя оставлять трактор в реке до теплых весенних дней: его могут раздавить льды. Да и машина нужна во время подготовки к весенним работам.

Товарищи вняли уговорам Капарушкина и приготовились в четвертый раз тянуть со дна реки трактор. Василий Федорович, проклиная тонкий лед, подводные течения, свою неудачу, полез в четвертый раз под лед. И опять он искал на ощупь крюк, опять цеплял за него трос.

- Тяни! - гаркнул он трактористам, и две гусеничные машины вытянули из Тобола трактор.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены