Подвиг «Тумана»

М Величко| опубликовано в номере №676, Июль 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Очерк

I

Корабельные часы показывали полночь. Заступивший на: вахту лейтенант Рыбаков раскрыл вахтенный журнал и аккуратно вывел дату:

«10 августа 1941 г.».

Скупые записи за минувшие сутки пестрели цифрами координат и курсов, которые менял тральщик, неся дозорную службу. Лейтенант побарабанил карандашом по чистой странице: он был молод и, как всякий молодой офицер, мечтал о сражениях, о подвиге, а тут, в дозоре, так томительно - однообразно тянулось время. Координаты и курсы!... Захлопнув журнал, лейтенант вышел из рубки «а мостик.

Над морем все еще полыхала негаснущая в полярных широтах вечерняя заря. Стоял почти полный штиль. Всегда бурное Баренцево море сейчас, казалось, уснуло. Ленивая волна чуть плескалась о борт. За кормой вились крикливые чайки. Слева в розоватой дымке таяли очертания скалистого берега.

Ha мостике, как и вчера, царило все то же тревожное волнение, так не вязавшееся с разлитым вокруг покоем: сигнальщики, напрягая зрение, пристально оглядывали присмиревшее пустынное море, ощупывали каждое облачко в небесных просторах; опершись Ha поручни, застыл с биноклем командир тральщика старший лейтенант Шестаков; комиссар Стрельник что - то горячо доказывал комсоргу Бессонову.

Круто повернувшись к Рыбакову, комиссар спросил:

- Сводку слушали?

- Бои идут на тех же направлениях: Кексгольмском, Смоленском, Коростеньском, Белоцерковском...

- Знаю, - перебил комиссар. - Я не о том. Все ли слушали сводку Совинформбюро?

Рыбаков не успел ответить - послышался неокрепший басок командира:

- Горизонт чист, как в первозданные времена... Хотя бы какая - нибудь паршивая лайба!

Видно, и у командира, так же, как у заступившего на ходовую вахту помощника, «сидели в печенке» эти пустые координаты и курсы, пройденные мили тревожного, но безрезультатного дозора. Он был так же молод, как и помощник, его занимали те же думы, но положение обязывало трезво оценивать обстановку.

- Все ли готово на боевых постах? - строго спросил он, отрываясь от бинокля. - Не исключена возможность внезапной встречи с противником. Война!

- Лучше встреча, чем ожидание, - с досадой ответил Рыбаков. - Балтийцам везет: в вечерней сводке о них опять сообщили - долбанули три торпедных катера. А тут даже не верится, что где - то идет война.

И в самом деле, здесь, за 69-й параллелью, было так тихо и спокойно, что даже трудно представить, как это там, на фронтах, уже второй месяц идут кровопролитные бои. Но в два часа ночи обстановка резко изменилась: сигнальщик заметил в бледном небе черную точку. Она росла, приближаясь к тральщику. Нервно забились звонки боевой тревоги, и весь корабль мгновенно проснулся. Гремя подкованными башмаками, матросы бегом устремились по трапам на свои места, а через минуту уже раздались первые выстрелы, и в небе повисли облачка разрывов зенитных снарядов.

Так начался памятный боевой день тральщика «Туман».

II

Вражеский самолет-разведчик скрылся, растаяв в бледных просторах неба. Вернулись куда - то исчезнувшие во время стрельбы чайки, и снова наступила! тишина. Но никто не лег спать. Экипаж бурно переживал первую встречу с противником. Доставалось зенитчикам:

каждый был убежден, что только по их вине и удалось уйти разведчику невредимым.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о герое скандальной истории, произошедшей в царском семействе Романовых,  о малоизвестных фактах из жизни Владимира Маяковского,  о жизни и творчестве гениальной Майи Плисецкой, об Иване Владимировиче Цветаеве – создателе легендарного музея, окончание остросюжетного романа Андрея Быстрова «Зеркальная угроза» и многое другое.





Виджет Архива Смены