Подвиг и память

опубликовано в номере №1151, Май 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отцов не выбирают. И не всем детям Земли так повезло, как повезло нам – нас растили отцы из необыкновенного поколения, одолевшего самую страшную из войн, какие знало человечество. С каждым днем все дальше мы от того дня, когда над рейхстагом взвилось Красное Знамя. Каждый новый день приносит новые свидетельства величия той Победы. Проходят годы, десятилетия... Чем дальше мы от памятного дня 9 мая 1945 года, тем глубже осознаем мы значение и масштаб великой Победы, тем яснее понимаем всю меру мужества, которым она достигнута. Время идет, но крепнет год от года наша память о подвиге народа в этой войне.

В канун тридцатилетия со дня Победы тридцать тысяч молодых производственников, победителей социалистического соревнования, были удостоены чести сфотографироваться у Знамени Победы. На посту у святыни советского народа юноши и девушки стояли в одном строю с прославленными ветеранами войны. Это были минуты, когда старшее поколение как бы передавало эстафету молодому.

Ветераны знали, что ее принимают надежные руки. Кто эти юноши и девушки! Как живут, трудятся! Какие мысли волнуют их в год тридцатилетия великой Победы! Об этом мы говорим с тремя из тридцати тысяч.

Валентина Цевелева, крутильщица Гусевского завода стекловолокна, бригадир комсомольской бригады

В четвертом классе меня потрясла «Повесть о Зое и Шуре». Эта книга была затрепанная, с рваными углами, она ходила из рук в руки, и мы без конца говорили о ней. И хоть я была маленькая, а поняла, именно тогда поняла, какая это беда – война.

Когда я сейчас думаю о войне, меня больше всего поражает именно то, как люди тогда отдавали, отдавали без раздумий и расчетов, все самое дорогое, и даже жизни. Они лишались отцов, мужей, детей, чтобы не лишиться Родины.

Говорят, что дети должны стать лучше отцов. Как же это трудно, если отцы – люди, которые добыли победу! Мой отец .не воевал, он заведовал карьером в тылу. Отец рассказывал, канал это была адская работа: люди в любую погоду по пятнадцать, двадцать часов в сутки рвали и вывозили из карьера камень. От сырости скрючивало пальцы, болели ноги... Не разгибались натруженные спины. Но люди выкладывались до последнего – на фронте было тяжелее.

Нас отделяет от войны тридцать с лишним лет. Казалось бы, очень далеки те страшные дни. Но и мы, родившиеся через годы после победы, не можем жить так, словно всего этого не было. То вдруг увидишь калеку – он потерял ноги на войне. То познакомишься с одинокой старой женщиной, у которой погибли на войне муж и сыновья. Недавно к нам на завод приходила Е. В. Орлова, ветеран войны, почетный гражданин Гусь-Хрустального. Рассказывала, как помогала эвакуировать из Ленинграда детей. Больше всего задел душу такой случай. На крыльце сидит мальчик и плачет. «Что с тобой?» – спрашивает у него Е. В. Орлова. «Моя мама все спит, а я есть хочу». Хочет есть и не знает, отчего на самом деле надо плакать, – мама не спит, а умерла.

Это было не с нами, но было. И из благодарности к тем, кто выстоял в войне, мы должны жить, работать так, чтобы не краснеть перед ними. Когда создавалась наша бригада, мы пообещали выполнить пятилетку за четыре года. Были уверены, что сдержим слово, но все-таки волновались. У нас такая работа, что быстрый рывок, мгновенный успех здесь невозможны. Путь только один – «ловить» секунды. Каждый день, каждый час мы копили сэкономленные секунды.

В первые дни работы я обслуживала тридцать три веретена. Их питают девяносто девять початков (смысл нашей работы – скручивать три нити в одну). Представьте себе, что девяносто девять тонких нитей бесконечно движутся от початков к веретенам. Каждая из них в любой момент может оборваться. Все девяносто девять нужно уметь видеть сразу. Если хоть одна оборвалась, а ты «зевнула» и на веретено намоталась не тройная, а двойная нить, то это самый страшный брак. Контролеры, обнаружившие в партии из тридцати трех веретен три бракованных, бракуют всю партию – вот какая у нас работа! Всю смену, как часовые, ходим вдоль машины, все шесть часов в напряжении.

Вначале мне казалось, что тридцать три веретена – это много. Но постепенно крутильщицы нашего цеха начали переходить на сорон четыре. И я тоже рискнула. Сейчас мы втроем обслуживаем машину, на которой прежде работало четыре работницы. Помогаем друг другу снимать полные веретена, заправлять машину.

Пятилетку наша бригада выполнила одной из первых на заводе, за три с половиной года, а не за четыре, как мы обещали. У каждой из нас есть личный комплексный план «Учиться коммунизму». Туда мы записываем свои обязательства, связанные с производственной и общественной работой, с учебой. Сейчас на заводе идет соревнование в честь Дня Победы под девизом «Тридцать ударных вахт – тридцать ударных недель». Все члены нашей бригады вписали в свой личный план обещание выполнить программу шести месяцев к 9 Мая. Мы не можем не сдержать слова. Ведь дали его не только товарищам по работе, но и человеку, которого давно нет в живых, – нашему земляку, Герою Советского Союза Вячеславу Смирнову, повторившему подвиг Матросова.

Вячеслав Смирнов зачислен в коллектив нашего цеха. В его расчетной книжке значится специальность: крутильщик. В цехе у нас четыре смены, и каждая из них работает за Героя. Вот и получается, что Вячеслав Смирнов трудится, не отходя от станка. Каждый месяц всю его зарплату мы передаем в Фонд мира.

Меня однажды спросили: «Чего ты хочешь добиться в жизни?» Пожалуй, не хочу ничего другого, как стать настоящим мастером своего дела, полностью подчинить себе эти сто тридцать две нити. А слово-то какое хорошее – нити. О них мы часто говорим. Нити взаимопонимания. Нити, связывающие человека с человеном. Поколение с поколением

Александр Антонов, машинист Смоленского локомотивного депо

Я работаю почти всегда ночью. Сейчас так стараются составлять расписания поездов, чтобы пассажиры уезжали вечером и прибывали в нужный им город утром. Часто еду, смотрю на рельсы, выбегающие из темноты, и думаю: «Пассажиры уже спят. Никому нет дела до того, кто ведет тепловоз. Им неважно, кто. Им важно, как... А вдруг кто-нибудь все-таки думает обо мне? В эту самую минуту?» Подумаю так, и станет тепло на душе.

Да, я свою работу люблю. А учил меня на машиниста Леонид Николаевич Новиков. Когда он был мальчишкой, его называли сыном нашего депо. Мать его работала здесь уборщицей, а Ленька все время крутился при ней. Игрушками были гайки да молотки... Его все любили и называли в шутку комендантом. Когда паровоз отправлялся в путь, спрашивали Леньку: «Ну, можно ехать?»

Возможно, кто-то скажет об этой истории, что она романтичная, я уже слышал такое. А она не романтичная, она страшная. Ведь у мальчишнике было детства. И все оттого, что война отняла у него отца.

Сколько же всего отнято войной!

И сколько дала людям Победа! Мне она дала счастливую жизнь, возможность заниматься любимым делом. День, когда я с товарищами был сфотографирован у Знамени Победы, не изгладится из памяти. Еще был счастливый день – когда я вел в Москву состав с делегатами XVII съезда ВЛКСМ. Как видите, все главные события моей жизни связаны с работой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены