Под землей

А Одинцов| опубликовано в номере №578, Июнь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пётр остановился и прислушался. Шорох повторился. В тёмном штреке, освещенном шахтёрской лампочкой, была такая тишина, будто вся толща земли легла на уши, глухая и тяжёлая. Пётр переменил положение, и брезент, из которого были пошиты куртка и брюки. издал звук, похожий на шум водопада. Здесь, в тишине, все звуки усиливались. Шорох опять повторился и опять в том же месте. Что же это могло быть?

Комсомолец Пётр Галактионов был не новичок в шахте. Он окончил ремесленное училище и уже несколько лет работал в забоях. Он, проходчик, пробивает штреки, по которым из новых лав польётся по транспортёрам уголь: он, проходчик, первый опускает молоток в темнобурую, с блестящими искринками толщу угля; он первый вгрызается электрическим буравом в глубину пласта. А пласт не прямой, не ровный: то в гору, то под уклон. Над пластом, за кровлей штрека, бело - серый песчаник, жёлтая глина, а может, и подземная река. Эта безыменная река течёт без берегов, подчас по глубокому руслу, пробитому в грунте, образует гроты и озёра, река гонит вперёд намытый песок. И не глина, не камень - песчаник, а именно эта река опасна шахтёрам: чуть уйдёт в глубину пласт, заденет ненароком проходчик кровлю. треснет угольная плёнка кровли - и в трещине появится желтоватый фонтанчик. Это вода с песком рвётся в штрек. Бросятся тогда шахтёры за досками, паклей, начнут звонить по телефону. а навстречу им уже хлещут волны, сбивая балки креплений, рушат кровлю... Остановят люди разбушевавшуюся реку, не дадут залить шахту! Преградят стойками, потом выкачают воду, но штрек доверху будет заполнен песком. Очищать его труднее, чем заново проходить.

... Проходчик Пётр Галактионов в штреке был один.

Вся бригада пошла в главный штрек за лесом: вот - вот они должны возвратиться, но ждать их нельзя. Видимо, в этом месте пласт снова начинает идти под уклон, и где - то уже треснула кровля. Снова раздался шорох, ещё

и ещё... Вот звон упавшей в воду капли разнёсся по штреку. А вода всё прибывала. Звон капели теперь уже заполнял тишину.

А Пётр не слушал. Весь в поту, он ставил и закреплял деревянные стойки. Это были тяжёлые брёвна. Их надо было подрубить, подкопать в угле ямку и установить справа и слева. На них легло ещё одно бревно, подпирающее кровлю. И пока это делал Пётр, капель уже не стало слышно Он посветил лампочкой. Рядом со стойкой бил в штрек жёлтый фонтанчик. Он, казалось, звенел в воздухе. Подвинувшись поближе, Пётр увидел, как вода откалывает уголь, расширяя себе проход. Пётр попробовал заложить отверстие углем и припереть доской, но это не помогло. Он быстро скинул брезентовую куртку и, свернув её вчетверо, приложил к отверстию и прижал доской, закреплённой в стойку. Сначала было тихо, потом снова закапала вода. Пётр снял ватник и брюки и тоже заложил ими дыру. Но, чтобы пластырь как следует прикрыл отверстие, нужно было прижать его специальной стойкой, а для этого необходимо было хоть на секунду приоткрыть пробоину. Холодный поток окатил Петра. Теперь уже бил не фонтан. а мощная струя, как из брандспойта. Пётр приложил пластырь, доску, а затем привалил их стойкой.

Он присел, утирая пот, и увидел вдали штрека пять мерцающих огоньков. Возвращалась бригада.

Шахта № 9 треста «Щекинуголь».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Люди и песни

Из записной книжки