Почти по Свифту…

Леонид Лугинин| опубликовано в номере №1101, Апрель 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

В облике этой «второй столицы» государства меньше всего заметны черты Голландии. Проходя по улицам и улочкам Гааги мимо муравейников универмагов и пчелиных сотов жилых зданий, мимо банков и особняков, путешественнику трудно точно определить страну, где он находится: Дания, ФРГ, Бельгия! По части своеобразия официальной Гааге далеко до Амстердама — города почти сотни островов и пяти сотен мостов, до Роттердама, где пахнет океаном, до экзотического Фолендама. Это чинная обитель международных конгрессов и совещании, город дипломатических приемов. Правда, к услугам туриста великолепные полотна Маурицхёйса. Мауриц — второй после амстердамского Рейксмузеума музей Голландии. Его коллекция отличается от традиционных больших собраний. Мауриц до сих пор сохранил отпечаток своего происхождения — его родоначальником был «художественный кабинет» принца Иоганна-Морица Нассау-Зигенского. Как во всяком частном «кабинете», здесь собраны только шедевры. Рембрандт представлен «Анатомией доктора Тульпа», «Принесением во храм», «Давидом и Саулом», Хальс — «Мужским портретом», Вермеер — «Видом города Дельфта».

Бесчисленные голландские «дам» — это плотины, дамбы. Поэтому Амстердам — это город, стоящий у дамбы на реке Амстел. Так вот, в Гааге, как в русской матрешке, есть еще один «дам», свой маленьким город, который вы, естественно, не найдете ни на одной географической карте.

Вначале небольшая историческая справка из путеводителя.

...Это было в 1940 году. Немецкие танковые колонны стремительно вторглись в страну. Война была очень короткой.

Юный голландец Жорж Лайонель Мадуро в те дни командовал взводом. 10 мая во главе отряда такой же зеленой молодежи, как он сам, Жорж атаковал немцев у реки Флит и захватил в плен вражеских солдат. Он погиб позже в концлагере Дахау и был посмертно награжден рыцарским дипломом.

Конечно, ныне, много лет спустя после битв второй мировой войны, эпизод этот кажется незначительным. Но одновременно можно оценить храбрость юного голландца и сейчас. В мае 1940 года фашистские полчища казались непобедимыми. Перед ними складывали оружие не только батальоны и полки, но и целые армии. А тут всего-навсего взвод...

Однако вернемся к путеводителю. Жорж Лайонель был единственным сыном у супругов Мадуро. Они очень хотели увековечить его память. Но как! И ответ был найден, удивительный ответ... Памятником смельчаку должен стать новый город!..

Так среди бесчисленных голландских «дам» в 1952 году появился еще один — Мадуродам. Он не только не напоминает ни одного своего голландского родственника, но и не похож ни на один город мира. Юный голландец обойдет в течение часа здесь страну взрослых, а взрослый на час вернется в чудесную страну детства.

По улице Харингкаде вы подошли к ограде Мадуродама, купили входной билет и, переступив незримую границу, превратились в ...Гулливера. Перед вами Голландия в 1/25 своей величины. Будьте осторожны: не заденьте локтем древнюю крепость XV века, не повредите носком ботинка водопровод XVII столетия, не раздавите «Боинг-747»!

А вот и Гаага, замок Бинненхоф, рядом с которым приютился совсем крохотный Маурицхёйс, который вы только что покинули. Сам замок сейчас едва достигает до вашей груди. Когда вы находились у настоящего Бинненхофа, он был тих и безлюден. Перед подъездом же этого стоит крохотная золотая карета и почетный караул. Детишки вокруг замерли: сейчас распахнется парадный подъезд и появится коронованная особа. Но терпение — это происходит всего один раз в год: в третий четверг сентября, когда после летних каникул открывается парламент — Генеральные штаты Нидерландов.

Перед вами еще одна хорошая знакомая — роттердамская башня Евромаст. Ее высота — четыреста футов, Мадуродамские Гулливеры почти, дотягиваются до ее ресторана, расположенного, напомним, на уровне трехсот сорока двух футов. Ну, а чуть-чуть наклонившись, можно заглянуть и в знаменитую рубку, снятую с корабля и укрепленную где-то посередине башни...

Так вы и обойдете за час-полтора всю Голландию: Утрехт и Лейден, Амстердам и Дельфт, Гарлем и Роттердам. Вы увидите ее дворцы и музеи, фермы и гавани, памятники и аэропорты, церкви и каналы. Перед вами словно раскроют энциклопедию, не похожую ни на одну другую. Она оперирует не цифрами и фактами, она обращается не к вашей памяти, а к фантазии. Ее авторы хорошо знают, что с детства у вас сохранилась любовь к игре, забаве.

Конечно, не надо думать, что в копии повторена буквально вся страна. Мадуродам знакомит только с достопримечательностями Голландии. Но знакомит с ювелирной скрупулезностью: на шпилях протестантских церквей вы увидите золотых петушков, на окнах старинной ратуши — роспись наличников, восемь вороных коней королевской кареты будут вести восемь конюхов в тщательно расшитых камзолах.

Но продолжим путешествие по Мадуродаму, то бишь по Голландии. Шагнем из Гааги в Амстердам. Первое, что остановит ваше внимание, — это его воздушные ворота, знаменитый Схипхол, что в переводе означает Бухта кораблей. К восторгу юных посетителей сейчас разбегается «Летучий голландец» компании КЛМ. Он вот-вот оторвется от земли. Но, увы, сегодня, видимо, нелетная погода, и воздушный корабль не взлетел. Зато рядом движется все, что может и должно двигаться. Из туннеля вылетает, пронзительно свистя, поезд. По ленте автострады непрерывно бегут автомобили, а от пристани отчаливает теплоход. К восторгу детворы крутятся карусели, взлетают качели, скачут лошадки. И, конечно же, машут крыльями ветряные мельницы, хотя в воздухе нет и легчайшего дуновения ветерка. Машут в отличие от своих взрослых сородичей, которые давно замерли (в Голландии около тысячи мельниц, но время их давно прошло, и только некоторые пускают для удовлетворения туристского любопытства).

Увы, в детской Голландии, как и во взрослой, надо то и дело платить. Вы опускаете монету в автомат, и из миниатюрного музыкального зала доносятся звуки Баха. А рядом под его фугу маршируют солдаты и ползут танки (не забудьте — ведь совсем неподалеку, в Бельгии, военный штаб НАТО). Чуть-чуть поодаль могучие звуки органа пытается перекрыть шарманщик, вращающий рукоятку своего музыкального ящика.

И только церковь работает... бесплатно.

Если вы дождетесь вечера, Мадуродам вспыхнет тысячами огней. Засветятся окна дома Рембрандта и дома Спинозы. Забегает по улицам разноцветная реклама, свет зальет аэродром и автострады, вокзалы и гавани. Степенные фермеры в настоящих деревянных башмаках — «кломпенах» выйдут на прогулки, а мальчики в фартуках станут на закате поливать крохотные тюльпаны (к сожалению, все 3 тысячи здешних сортов на его клумбах не представлены).

Новые и новые лилипуты появляются на вечерних улицах Мадуродама. И все новые Гулливеры с любопытством заглядывают в их фермы и дворцы, трактиры и музеи, стадионы и банки, рынки и храмы. Им приятно на два часа удалиться в Голландию идиллическую из Голландии отнюдь не идиллической.

Игрушечный город затихает поздно вечером.

Мадуродам изменяется, как изменяется вся страна. Если в Голландии появилось что-нибудь новое, интересное, новый экспонат появляется и в Мадуродаме (в связи с этим прошу заранее простить, если что-либо в этих заметках успело устареть). Решение о «новом строительстве» выносит городской совет, в который входит 30 советников и советниц в возрасте 14 — 15 лет, избираемых из школьников Гааги. Так в свое время появилась копия Схипхола, одного из крупнейших аэропортов Европы, так выросла модель мачты Евромаст, поднятая над возрожденным из руин Роттердамом. Так завтра появится что-то неизвестное ни вчерашним, ни сегодняшним гостям Мадуродама.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Воспитание боем

Размышления заслуженного тренера СССР Аркадия Ивановича Чернышова о прошлом, настоящем и будущем хоккея, записанные корреспондентом «Смены» Сергеем Кружковым

Канатоходцы

Фантастический роман