Почему аксиома требует доказательств?

В Третьяков| опубликовано в номере №867, Июль 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Чем брились дикари?

Знакомый столяр, окончивший до войны ФЗУ, рассказывал мне, что у них в училище был мастер по прозвищу Ерш. Немолодой, перешедший в ФЗУ из какой-то артели, Ерш искренне полагал, что образование рабочему человеку во вред. «Потому как книжки в руках сноровку не развивают, а даже наоборот».

Ёрш был анекдотически темным. Однажды совершенно серьезно выговаривал он «фабзайцу», у которого над губой полез юношеский пушок:

— Бритвы нет? А как же дикари брились? У них и подавно бритв не было. А они стекляшку найдут — и побреются за милую душу.

Возможно, знакомый столяр и сгустил немного краски, рисуя своего «воспитателя». Но в тридцатых годах мастера в ФЗУ «сякие попадались.

Прошло три десятилетия. Далеко вперед шагнул технический прогресс, изменилось само понятие «рабочий». Жизнь потребовала перестроить и систему профессионально-технического образования. Школы ФЗО, училища ремесленные, железнодорожные и другие преобразованы сейчас в специализированные профессионально-технические училища. В их программу вводятся серьезные теоретические дисциплины, необходимые сегодняшнему рабочему. И принимаются в эти училища, как правило, ребята, окончившие восьмилетнюю школу.

Но все ли мастера подготовлены к истинно творческой работе в современных профессионально-технических училищах? Нет ли среди них «ершей», полагающих, что «книжки в руках сноровку не развивают» и что дикари за отсутствием электробритв скоблились бутылочными осколками?

Кто же все-таки виноват?

Его звали Иван Жуков. Как чеховского героя.

Не по годам рослый, он хорошо играл в баскетбол, бегал стометровку быстрее всех в классе… А учился плохо: оставался в третьем и в пятом.

Когда стало ясно, что и в седьмом Ваня застрянет, мать отдала его в ремесленное: два года на полном государственном обеспечении — и специальность в кармане! Плохо ли?

— ...Подсудимый, встаньте. Ваша фамилия?

— Жуков Иван.— Помедлив, он добавил: — Андреевич.

Как свидетель на суде выступал мастер — воспитатель, наставник Ивана Жукова. Говорил он вяло, устремив взгляд в одну точку. Слушая его, глядя на большие руки, думалось: кузнец он, должно быть, хороший, а вот воспитатель...

Мы сидим в классной комнате, в той самой, где слушал теоретические дисциплины Иван Жуков. Мастер рассказывает бесстрастно, пощипывая желтенькие свои усы:

— Парень он, говоря откровенно, дрянной. И то: отца в глаза не видел, а о матери умолчу. Прошлым летом связался с проходимцем одним, с Евсеевым. Тому уж за тридцать, успел два года отбыть. Сорвали они ночью с чужого гаража замок. Попались. Жуков клялся, будто Евсеев сказал, что гараж этот его, пригласил на «Москвиче» покататься.

— Поверили?

Мастер чиркнул спичкой, но, видимо, вспомнив, что мы в классе, не закурил.

— На поруки тогда его взяли... Зря! Не оправдал доверия.

— Вы-то ему поверили?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

В ногу с эпохой

Беседа с первым секретарем Союза композиторов СССР Т. Н. Хренниковым

Начало революционной деятельности Ленина

Из материалов первого тома «Истории Коммунистической партии Советского Союза» в шести томах, подготовляемой к изданию Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.