Победителям – слава, побежденным – опыт

Анатолий Баранов| опубликовано в номере №1118, Декабрь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

С Героем Социалистического Труда, председателем комитета профсоюза московского металлургического завода «Серп и молот» Виктором Ивановичем Дюжевым беседует специальный корреспондент «Смены» Анатолий Баранов

Дюжев совсем недавно занял завкомовский кабинет и, по всему видно, чувствует себя здесь еще неудобно. Дюжева легче найти на огромном заводе, чем в маленьком домике, где расположен завком. И естественно: тридцать лет проработал он в самом горячем цехе — листопрокатном, к сидению на месте не привык, а привычка, как говорится, вторая натура. Но к своей работе он относится ревностно и с уважением, как к любому труду.

— Был я старшим вальцовщиком. Там шесть часов отработаешь и почти всегда чувствуешь: сделал, что мог. Удовлетворение полное, и усталость приятная. А сейчас у меня смена увеличилась минимум вдвое, а вот того чувства удовлетворенности сработанным все нет и нет.

— Простите, Виктор Иванович, а может, эта работа не для вас?

— Признайтесь, хотели спросить: «А по зубам ли тебе это дело. Дюжев!» Так или нет! Надеюсь, все же «по зубам». Да и нравится мне эта работа — все время с людьми, влезаешь в их заботы и если поможешь какому-то человеку или сделаешь что-то хорошее для всего коллектива, чувствуешь себя на голову выше. Возьмите мою главную заботу — организацию социалистического соревнования. Соревнование — это живой организм, оно постоянно растет, развивается...

— Что же нового в организации соревнования появилось на вашем заводе в решающем году пятилетки?

— Наверное, самое главное — ежедневное подведение итогов соревнования между цехами. Ежедневно в двенадцать часов мы объявляем,

как сработали все наши цехи и службы накануне, выпускаем соответствующие сообщения для всех цехов, в каждом номере нашей многотиражной газеты «Мартеновка» публикуется «Дневник соревнования». Раз в неделю мы подводим итоги смотра-конкурса за высокую культуру производства. Раз в квартал объявляем победителей по профессиям. Портреты лучших сталеваров, вальцовщиков, подручных и рабочих других профессий составляют нашу «Аллею трудовой славы». Пройдите по ней и сразу узнаете девяносто лучших работников нашего завода.

— Мне кажется, большое количество досок почета, различные стенды с именами передовиков, разнообразные вымпелы, спрятанные в красных уголках цехов, — все это еще не означает, что на заводе все в порядке с гласностью соревнования. Думаю, она состоит в том, чтобы КАЖДЫЙ труженик знал, как выполнили свои обязательства его товарищи по коллективу, кого он сегодня обогнал, а от кого отстал, за счет чего добился успеха токарь из соседнего пролета и чем объясняется неудача сменщика.

— В том-то и дело, что мы при подведении итогов определяем не только передовиков, но и столь же скрупулезно выявляем отстающих. Ищем мы «крайних» вовсе не для того, чтобы заклеймить их позором, у нас и «черной» доски нет. Видел я такие доски на некоторых предприятиях и отношусь к подобным мерам гласности крайне неприязненно — проще простого обидеть человека, труднее найти причины его отставания, объяснить их и, если можно, устранить. Именно с этой целью мы и определяем бригады, смены, цехи и отдельных работников, занимающих последние места в соревновании. В тридцатых годах на наших заводах существовал хороший лозунг: «Победителям — вымпел, побежденным — опыт». Лозунг в своей главной части — а главным я считаю именно передачу опыта — отнюдь не устарел. Распространению опыта передовиков мы стараемся уделять как можно больше внимания.

— Но и побежденные, я думаю, люди неодинаковые: один работает спустя рукава, поэтому и ходит в отстающих, а другой старается, выкладывается, но мастерства маловато, и никак он не может выйти на заветную норму, у третьего...

— Мы их под одну гребенку и не стрижем. Одному полезно и выговор «влепить», а другому надо плечо подставить, может быть, даже работу ему на первых порах дать полегче, чтобы он справился с ней, обрел уверенность, силу свою почувствовал.

— Это особенно молодых рабочих касается?

— Конечно. Вот и в этом году к нам пришло много вчерашних мальчишек. Они уже рабочие, это звание им присваивают торжественно. Но посвящение в рабочие и постижение профессии — вещи разные. Постижение ремесла — процесс не механический, не однодневный, приказом начальника цеха или даже директора его не отметишь. Семь потов с тебя сойдет, прежде чем научишься радоваться усталости и станешь действительно полноправным человеком в своей бригаде, в своем коллективе, почувствуешь себя мастером. Чтобы ускорить этот процесс, каждому молодому рабочему мы даем шефа. К вновь поступающим на завод какие могут быть претензии; какой парнишка пришел, такого и берем, надеемся, наставник и выучит и воспитает. А вот к шефу мы предъявляем жесткие требования, чуть ли не на зуб его пробуем, как знаете, раньше золото определяли. Наставник и должен быть во всех отношениях золотым, а не каждый, даже самый опытный, самый передовой рабочий этим требованиям соответствует.

Движение наставничества в последние годы получило широкое распространение, но дело-то вовсе не новое. Я сколько себя на заводе помню, шефы все время молодых рабочих опекали.

Сам я пришел на завод в сорок втором году. До этого в горком комсомола зашел, на фронт просился, а отправили меня на «Серп и молот». Вальцовщиков не хватало — война, меня и направили в листопрокатный. А был я тогда маленький, тщедушный, фамилии своей никак не соответствовал. Мастер осмотрел меня со всех сторон, заскучал, потом к угловому стану потянул: «Здесь тебе и работать, фамилии не посрами, постарайся выдюжить». А в бригаде меня опекали как могли. Легкой работы на стане не бывает, так меня для передыху за водой отправляли, за инструментом каким-нибудь, но учили все же по-настоящему, усердно. Через пять лет, изучив все профессии, от нагревальщика до вальцовщика, сам этим станом начал командовать, тридцать лет на нем проработал.

— Мы говорили о молодых рабочих. Как они, вчерашние школьники, участвуют в соревновании?

— Форм множество. Соревнуются между собой, борются за досрочное присвоение рабочих разрядов, участвуют, естественно, в бригадных и цеховых соревнованиях. В бригадах сталеваров или вальцовщиков, например, где люди должны понимать друг друга не то что с полуслова, а с полужеста, каждый человек оказывает существенное влияние на показатели коллектива, на итоги его работы. И чем быстрее новичок «притрется» к бригаде, тем лучше и ему и всем. А это тоже соревнование, соревнование за право занять свое рабочее место. Должен сказать, что нынешние ребята, может быть, в силу своего среднего образования, быстрее постигают профессию. Конечно, им легче, им хорошо знакомы законы физики, химии, без чего настоящий металлург невозможен, и хозяевами на заводе они чувствуют себя сразу, понимают, что все для них.

Проходило на заводе обсуждение пьесы «Сталевары», так в основном молодые рабочие и выступали, они столько замечаний сделали, что драматургу и театру пришлось после этого обсуждения значительные изменения в пьесе сделать.

— Вы сказали, молодые быстрее постигают секреты мастерства. Почему же путь от третьего подручного до сталевара или от нагревальщика до старшего вальцовщика занимает в среднем десять лет? Вы-то сами прошли его вдвое быстрее;

— Тогда время было другое, людей не хватало, а сейчас кадры у нас стабилизировались, если и уходят, так уходят в армию, на учебу, на пенсию. По-вашему, вырасти — значит сменить, а если менять некого!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Синяя птица Евгении Морес

О том, как начинался путь актрисы Евгении Николаевны Морес, и о ее сегодняшней педагогической деятельности в школе-студии МХАТ рассказывают нашему корреспонденту Андрею Баташеву Е. Н. Морес и ее ученики — известные артисты театра и кино.

Свидание с Африкой

Из путевого блокнота