По ту сторону славы

Валерия Гордеева| опубликовано в номере №871, Сентябрь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Лицо у нее веселое даже без улыбки... Все в этом лице дышит искренностью, все молодо, свежо, солнечно».

Так писал о Нине Глазуновой ленинградский журналист А. Сапаров.

Я увидела совсем другую Нину: растерянный взгляд золотистых глаз, нервно вздрагивающие, неулыбчивые губы.

Что же произошло за четыре года, отделяющие нашу встречу от очерка, опубликованного в сборнике «Разведчики будущего»?

Если сказать в двух словах... Впрочем, почему в двух? Может быть, стоит поговорить об этом со всей откровенностью и нелицеприятностью?

...Слава обрушилась, как лавина. О первой на Ленинградской швейной фабрике имени Володарского бригаде коммунистического труда, душой которой была Нина Глазунова, сначала. писали в местных газетах. Потом решили увековечить ее на кинопленке.

Смущенные девушки пытались не обращать на асе это внимания и работать, пытались протестовать. Но не тут-то было! «Сядьте сюда, смотрите туда, улыбайтесь так...» И пошло и пошло. Бригада за работой, бригада на «середине», бригада в Доме композиторов...

Едва ушли кинематографисты, как девчат снова атаковали журналисты: готовился сборник о ленинградских коллективах коммунистического труда. Так появился очерк А. Сапарова «Нина Глазунова и другие».

Но и этого показалось мало Местные скульпторы задумали оставить потомкам девятнадцать бюстов лучших из лучших.

А Нина засыпала на сеансах. Открыв глаза, она вздрагивала, краснела. Ей было неловко перед этой пожилой женщиной, увлеченно работавшей резцом. Но что поделать! Отчим, дядя Ваня, как всегда, отмечал аванс, опять всю ночь не было покоя... Сегодня надо еще успеть на занятия. Времени что-то совсем нет. Даже фильм о бригаде не посмотрела.

Как часто теперь вспоминала Нина то время, когда не было всей этой шумихи!

...Она приехала в Ленинград пятнадцатилетней девчонкой. За плечами, кроме двух косичек, всего семь классов. Отец погиб на фронте. Мать, погоревав и победовав с двумя дочерьми, снова вышла замуж. Дядя Ваня привез их к себе.

Прошло немного времени, и Нина поняла, что учиться дальше не сможет — нужно было идти работать: отчим пил, куролесил, денег в дом не приносил. А Валя, сестренка, еще моложе...

Долго ломала голову Марфа Григорьевна, куда бы пристроить дочь: город ведь незнакомый. Спасибо, соседка подсказала, что при швейной фабрике имени Володарского, где она работает, открылось ФЗУ. Детей погибших фронтовиков берут на полное обеспечение.

Лучшего и не придумаешь в их положении. А Нина с детства ловкая, сноровистая. Шитье должно у нее пойти.

Пролетело полтора года. И вот Нина — уже швея-мотористка седьмого разряда, тогда как самым распространенным для выпускников ФЗУ был пятый, а самым высоким для работниц — восьмой. Видно, имела эта девушка какой-то особый талант, что не поскупилась на оценку выпускная комиссия.

На фабрике, в цехе, Глазуновой доверили самую ответственную и кропотливую операцию — карманы пальто. Вчерашняя ученица сидела «на первой руке», и от нее начинался весь швейный процесс. Но девушке этого показалось мало. Есть такой вид работы — «запуск». У человека, который занимается ею, должен быть очень наметанный глаз, особое чутье. Он обязан проверить все детали пальто, поступающие из закройного цеха, подобрать их по цвету, по размерам, сделать в нужных местах надсечки, «отменить». Чуть задержишься— и стоит производство, и не выполняется план, и бьет это твоих подружек по карману. Немногие хорошо справлялись с этой работой. А у Нины все шло как по маслу.

Если заболеет кто-нибудь из девушек, заменить некем: у каждой свой участок, да и очень немногие знали то, что делает соседка. А Глазунова, потихоньку присматриваясь и тренируясь, овладела буквально всеми операциями. Так она стала «резервом» — человеком необходимым и в какой-то мере незаменимым.

Учась вечерами, Нина кончила десятилетку. Чего ей это стоило, знает, пожалуй, она одна. Ведь дома не только почитать — выспаться как следует нельзя. И девушка старалась поменьше бывать у себя — занималась или в фабричном клубе, или прямо в цехе, когда до, когда после работы.

И все-таки, с таким трудом получив аттестат зрелости, Нина не угомонилась: поступила в Высшую школу профдвижения. Над ней подтрунивали. Ее отговаривали. Ей удивлялись. Ведь она не только работала и училась, но еще и постоянно занималась общественными делами. Комсорг цеха, член фабричного комитета комсомола, член правления клуба, член культурно-массовой комиссии Октябрьского райкома комсомола.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены