По следам гостя из космоса

А Золотов| опубликовано в номере №848, Сентябрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отрывки из дневника

25 ноября 1959 г.

Сегодня, в 10 часов вечера, закончил последний опыт из первой серии предварительных лабораторных работ по исследованию тунгусских образцов. Анализ и обобщения приводят к выводу, что Тунгусский взрыв имел ядерный характер.

Почему? Да потому, что зона лучистого ожога деревьев почти равна зоне вывала леса. А ведь при обычном взрыве она была бы в 10 раз меньше зоны вывала леса! Расчеты показали, что доля световой энергии Тунгусского взрыва составляет около 30 процентов от общей энергии, что характерно только для ядерного взрыва.

При обычном химическом взрыве на световое излучение расходуется всего несколько сотых долей процента полной энергии. Эти данные дали возможность определить, что первоначальная температура в области взрыва составляла несколько десятков миллионов градусов. Колоссальная температура при взрыве свидетельствовала об огромной концентрации энергии в малом объеме. И еще: слои древесины тунгусских деревьев начиная с 1908 года оказались зараженными искусственными радиоактивными элементами.

25 декабря 1959 г.

Закончил отчет точно к назначенному сроку. В отчете приводятся следующие основные данные: высота взрыва не менее 5 километров; полная энергия взрыва – 4* 1023 эрг, что эквивалентно взрыву 10 миллионов тонн тротила; световая энергия взрыва –1,2 * 1023 эрг; доля световой энергии от полной энергии взрыва – около 30 процентов, то есть такая же, как и при ядерном взрыве. Первоначальная температура взрыва – 60 – 80 миллионов градусов.

Отчет отправлен в Академию наук СССР и в Комитет по метеоритам.

14 января 1960 г.

Я остался очень доволен: наш отчет рассматривался в Академии наук СССР. И что самое главное и важное для меня – на заседании ученых-физиков была отмечена правильность методики наших исследований. А правильная методика исследований всегда должна привести к истине, к разгадке изучаемого явления!

28 мая 1960 г.

Ознакомился с рецензиями на наш отчет, полученными из Комитета по метеоритам. В них полное отрицание научной ценности нашей работы. Самую большую рецензию написал К. П. Флоренский. Взрыв космического тела в воздухе и особенно то, что именно взрыв послужил причиной вывала леса, являются для него «вовсе не доказанными и весьма сомнительными». Ему, оказывается, еще нужно выяснить, что вызвало вывал леса: взрывная или баллистическая волна. Он не считает доказанным наличие лучистого ожога в Тунгусской тайге.

14 июня 1960 г.

Закончила свою работу IX метеоритная конференция в Киеве; семь докладов на конференции были посвящены Тунгусскому «метеориту».

Самым важным результатом конференции по тунгусскому вопросу является, на мой взгляд, признание взрыва космического тела в воздухе. Впервые высказанное в 1946 году предположение А. П. Казанцева наконец-то, 14 лет спустя, официально признано на метеоритной конференции. Автоматически и неизбежно признается световой ожог деревьев как причина пожара в районе катастрофы. Старое положение о кратерообразующем «метеорите», взорвавшемся при ударе о землю, противоречит фактам и опровергнуто.

В качестве новой гипотезы на конференции была высказана мысль о том, что Тунгусский «метеорит» представлял собой ядро ледяной кометы, которое могло взорваться в воздухе при скорости около 30 – 40 километров в секунду.

Однако такая большая скорость тела не является доказанным фактом. Я выступал в прениях. Говорил о малой скорости Тунгусского космического тела, о радиоактивном календаре, о стимуляторе роста растений и световом ожоге деревьев.

Однако эти соображения не были приняты во внимание. Критика нашей работы была столь уничтожающей, жестокой и необоснованной, что превратилась в свою противоположность: она породила во мне еще большую силу к сопротивлению и продолжению начатой работы.

12 июля 1960 г.

После признания взрыва Тунгусского космического тела в воздухе вместе со старой гипотезой о кратерообразующем «метеорите», взорвавшемся при ударе о землю, становится неубедительной и новая гипотеза о ледяной комете. Дело в том, что по «кометной» гипотезе космическое тело должно иметь большую скорость. А по нашим данным, это как раз не так. Поэтому центральным вопросом Тунгусской проблемы теперь стал вопрос о скорости космического тела. Если она была порядка 30–40 километров в секунду, то тело могло взорваться в воздухе из-за быстрого испарения за счет разогрева при торможении. Если же скорость была втрое меньше, то тело не могло взорваться за счет энергии своего движения. Стало быть, нужно искать другую причину взрыва. Тело могло взорваться за счет внутренней энергии самого тела – химической или ядерной.

Думаю, что нашей главной задачей должно быть выяснение вопроса о характере Тунгусского взрыва: ядерный или не ядерный? До сих пор нет ни одного факта, который бы говорил в пользу большой скорости Тунгусского космического тела.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены