Планета и мы

Александр Данилов| опубликовано в номере №1116, ноябрь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Судя по всему вы благожелательно относитесь к этому проекту...

— Проект привлекает меня своей реальностью. Это не беспочвенное мечтательство, а вполне конкретная идея. Привлекает масштабность проекта: подобное дело могло бы послужить добрым началом в новой совместной деятельности народов разных стран. Особенно тех, которые обращены северными границами к Ледовитому океану.

— Константин Константинович, большинство статей, корреспонденции, выступлений, посвященных охране географической среды, изобилует фактами, наблюдениями, предложениями самого разнообразного содержания. Столь различные по своему значению и масштабу фанты трудно свести воедино в общий ряд. Тем не менее пестрый набор иллюстраций, отражающих состояние природы, предлагается читателю почти в каждой публикации, и нетрудно увидеть, что за таким перечнем неоднородных фантов кроется одно общее для всех авторов состояние — встревоженность. И действительно, несмотря на относительную ценность каждого отдельного примера, невозможно отмахнуться от всяких не особенно радужных мысленных перспектив, даже если при этом делать скидку на известные издержки репортерства.

Подобное ощущение встревоженности нельзя считать единичным — массовая заинтересованность, о которой мы говорили, свидетельство тому, что обеспокоенность, вызванная настоящим и будущим природы, явление не случайное. И вместе с тем буквально рядом с каждым фактом, вызывающим в каждом из нас тревогу, можно поставить другой, да и не один, не менее ярко свидетельствующий о легкомысленном, бесхозяйственном, а то и просто хулиганском отношении к природе. Что это? Как это совмещается в одной и той же общественной среде?

Конечно, случаи браконьерства, равно как и случаи необдуманной вырубки леса во имя сиюминутной хозяйственной выгоды и даже без всякой выгоды, — все это можно объяснить невысоким моральным уровнем отдельных людей, их невежеством, неумением видеть последствия и нежеланием думать о завтрашнем дне. Сюда легко отнести и бессмысленное истребление зверей ради мгновенного удовольствия от меткого выстрела; как правило, это происходит в глухих лесных массивах, где вероятность наказания не столь велика, как, скажем, в обжитых зонах. Но таких случаев, и сожалению, слишком много, чтобы их можно было объяснять только свойствами натуры отдельных людей. Не кажется ли вам, что в подобных эпизодах проявляется отрицательная сторона массового психологического стереотипа, сложившегося в ту пору, когда потребительское отношение к природе основывалось на неисчерпаемости ее сил?

— Мне не составит большого труда пополнить вашу «картотеку фактов». Например, сравнительно недавно я видел, что лес вырубают на пространстве, находящемся между Москвой и Ленинградом, хотя на этой территории человек давно уже получил беспредельную власть над природой. Однако объяснять подобные явления морально-психологической мотивировкой, по-моему, недостаточно. Эта мотивировка, конечно, не исключается, но есть и другие весьма существенные причины.

Надо иметь в виду, что переход к новым, более совершенным формам хозяйствования требует времени. Пока еще наши экономисты и хозяйственники не вооружены научно обоснованными прогнозами о тех изменениях, которые могут быть вызваны в природе хозяйственными начинаниями. Экономика будущего немыслима без таких прогнозов, которые, вероятно, будут обязательной составной частью всяких хозяйственных расчетов. Но сегодня, хоть мы и видим уже отрицательные последствия многих технологических процессов, остановить производство или моментально повысить уровень технологии мы, конечно, не можем.

Решение подобных вопросов осложняется еще и тем, что технологический уровень в разных отраслях промышленности и в разных районах нашей огромной страны неоднороден. Одни предприятия можно быстрее приспособить к работе с учетом возникших требований, другие — менее подготовленные в технологическом плане — гораздо сложнее поддаются перенацеливанию. Особенно это относится к предприятиям старым, но обладающим известной производственной мощностью. Поэтому единой тут может быть только тенденция, но условия совершенствования для различных отраслей и районов разные. Видите, таким образом, мы снова обратились к теме конструктивно-географического подхода в отношениях с природной средой...

— И последнее, Константин Константинович. Вопросом, который я хочу задать, обычно начинается всякий деловой разговор, но сейчас, мне кажется, логичнее отнести его к заключительной части беседы. Какую роль в настоящее время играет организационный момент? Какая организация выполняет функции координатора объединенных научных поисков?

— Вы задали два вопроса. На первый отвечу кратко: организационный момент сегодня имеет первостепенное значение.

Необходимость консолидации сил по охране природы назрела давно. Нетрудно проследить ряд последовательных мер, которые были приняты в нашей стране по мере того, как проблема сохранения географической среды принимала характер одной из первоочередных проблем времени.

Наиболее крупной мерой явилось опубликованное в сентябре прошлого года в газете «Правда» постановление Верховного Совета СССР «О мерах по дальнейшему улучшению охраны природы и рациональному использованию природных ресурсов». В постановлении сказано, что рациональное использование, сохранение и воспроизведение природных ресурсов, бережное отношение к природе являются составной частью программы строительства коммунизма в СССР. Были очерчены наиболее важные направления практической деятельности по охране природы, к которым можно отнести работы, по мелиорации земель и предупреждению ветровой и водной эрозии почв, работы по предупреждению загрязнения атмосферного воздуха и водоемов, работы по нейтрализации вредных для природы и человека явлений хозяйственной деятельности, предусмотрены обучение и выпуск в более широких масштабах квалифицированных специалистов, предусмотрена необходимость широкого международного сотрудничества.

Недавно у нас был образован и начал действовать междуведомственный научно-технический совет по охране природы при Государственном Комитете по науке и технике. Это очень важная и своевременная организационная мера. Проблемами охраны- природы у нас занимаются сотни институтов, университетов, проектных организаций, комиссий, замыкающихся на разные ведомства, и оценить эту деятельность, проконтролировать ее и придать ей целенаправленное движение было не так-то просто. Теперь у нас есть координирующая организация, возглавляемая энергичными, деятельными людьми, которая призвана упорядочить на самом высоком профессиональном уровне многостороннюю работу по охране природы.

Очевидно, в ближайшее время потребуется создать крупную проблемную лабораторию, в которой бы могли дорабатываться наиболее ценные проекты после того, как авторитетное собрание ученых .пришло бы к выводу о необходимости такой доработки.

Кустарная деятельность в решении вопросов преобразования природы сегодня уже немыслима. Охрана природы — дело постоянное, благородное, практически направленное и интернациональное. При тщательно продуманной организации такая работа может способствовать оздоровлению не только географического, но и политического климата на Земле.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены