Первый успех

М Игнатов| опубликовано в номере №693, Апрель 1956
  • В закладки
  • Вставить в блог

Новый Сонч называют на юге Польши городом смелых лыжников, альпинистов и страстных театралов. Вот почему, когда я спросил Анджея Бжезинского, выпускника режиссерского факультета ГИТИС, давно ли он связан с театром, то в ответ услыхал: всю жизнь.

Новый Сонч издавна славился самодеятельной драматической труппой. В ее репертуаре были произведения польской и зарубежной классики. Спектакли нередко ставились виднейшими польскими режиссерами.

В этих спектаклях часто играли родители Анджея. Мать его умерла рано. Отец, которому не на кого было оставлять ребенка, брал сына с собой на репетиции. Чтобы мальчик не путался под ногами, его усаживали на невысокий шкаф. Оттуда, точно из ложи первого яруса, он с любопытством наблюдал за игрой актеров - любителей, пока по ходу действия отец не падал от ударов бутафорского меча. Тогда Анджей разражался громким плачем. Репетиция прерывалась, и Монтекки с Капулетти, забыв кровную вражду, принимались утешать маленького зрителя.

Шестнадцати лет Анджей и сам записался в драмкружок. В одной из постановок ему поручили играть роль старого сказочника - горца. Большой знаток театра, профессор лицея Голяховский обратил внимание на способного ученика. Он часто беседовал с юношей, давал ему книги, а домашние сочинения поручал писать только на театральные темы.

По окончании гимназии Анджей готовился поступить на режиссерское отделение Высшей театральной школы в Варшаве. Юноша не боялся трудностей. Он знал: в новой Польше перед молодежью открыты все пути и ему не придется, как отцу, всю жизнь быть только артистом - любителем.

Но на экзаменах в Варшаве случилось непредвиденное: Бжезинского не приняли из - за отсутствия профессионального опыта. Анджей очень обиделся, решил, что к нему отнеслись несправедливо. Хмурый, ни на кого не глядя, шел он в тот день по коридору школы. Вдруг кто - то окликнул его. Юноша обернулся и увидел Леона Шиллера, тогдашнего руководителя режиссерского факультета театральной школы, крупнейшего мастера польской сцены.

- Что вы теперь собираетесь делать? - спросил Шиллер.

- Поеду домой, буду играть, ставить пьесы, а на будущий год вернусь сюда.

- А если вас опять не примут?

- Уеду и через год снова попытаю счастья.

Леон Шиллер внимательно посмотрел на Анджея. Потом, подозвав одного из своих ассистентов, вдруг сказал:

- Отведите этого юношу в школу режиссеров театральной самодеятельности. Скажите, что я прошу принять его...

Начались годы напряженной учебы. Вместе с другими студентами Анджей участвовал в школьных постановках, в спектаклях Театра польского. Анджей вступил в Союз польской молодежи.

По окончании школы Бжезинского направили на учебу в Советский Союз, в Ленинградский театральный институт имени А. Н. Островского.

Ленинград... Юноша давно мечтал побывать здесь. Ведь великий Ленин когда - то жил в его родном краю.

Горы, у подножия которых Анджей вырос, Владимир Ильич хорошо знал и любил бродить по ним вместе со своими русскими и польскими друзьями. Он часто беседовал с бедняками - гуралями, изучал их жизнь. Он помогал им советами.

И вот Анджей идет по городу, носящему бессмертное имя вождя революции. Как и для каждого, впервые приехавшего в Ленинград, город начинался для юноши от Смольного, с бывшего дворца Кшесинской и других исторических мест.

Через год Бжезинского перевели в Московский институт театрального искусства. Узнав, что на его курсе учатся студенты восемнадцати национальностей, Анджей на первых порах растерялся. Но когда во время перерыва к нему подошел кореец и, протянув руку, сказал по - русски: «Здравствуйте!», - Бжезинский понял, что ему будет легко жить в этой многонациональной семье.

Он быстро вошел в дружный студенческий коллектив. Молодые люди вместе готовились к семинарам по основам марксизма - ленинизма, изучали с помощью советских товарищей русский язык, пели друг другу народные песни, бродили по Москве, занимались спортом.

Особенно любил Анджей посещать репетиции в театрах столицы. Вместе с друзьями он часами просиживал в пустом темном зале, посреди которого на столе режиссера мерцала единственная лампочка; наблюдал за тем, как рождался спектакль. Потом эти репетиции продолжались уже в воображении студентов, когда они возвращались в общежитие, споря друг с другом и вслух мечтая о самостоятельной работе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены