Первые с нашей стороны

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1128, Май 1974
  • В закладки
  • Вставить в блог

Застава

Нас поселили в небольшом, чисто побеленном доме, с жаркой чугунной печью и по - военному скупой обстановкой. Вставали рано. И первым делом шли любоваться сопками, уже окрашенными ровной солнечной желтизной. Они напоминали расположившееся на отдых стадо каких - то причудливых, фантастических животных, но лишь до той поры, пока из - за хребта не приходили черные, низкие тучи вперемежку с туманом. Тогда оставались только контуры и серая мгла.

В такие минуты Лифанов становился неразговорчивым, ходил по заставе, недобро поглядывая на линию сопок, казавшихся мрачными, полными неизвестности. Настроение начальника заставы мгновенно передавалось подчиненным.

За сопками - граница, дальше - территория сопредельного государства. На памяти старшего лейтенанта Лифанова почти не было случаев, когда люди, пытавшиеся перейти границу, выбирали бы ясный день. Поэтому он не любит туманы, это у него профессиональное. Двадцать лет отдавший границе, Лифанов чувствует ее, как летчик высоту.

Он обстоятелен. Во всем, даже в походке. Любит порядок, бережлив,

но не мелочен, прекрасно знает психологию солдат и очень заботлив о них. И еще по - человечески справедлив, никогда не ругает сгоряча, не разобравшись. Если ему что - то не по душе, он скажет напрямик. Таков он с подчиненными, таков с начальством. Застава содержится в безукоризненном порядке, в таком же порядке граница: инженерные сооружения, учебный комплекс, все технические устройства. Хозяйство Лифанова и в прежние годы было на хорошем счету в округе, а по итогам последней проверки заставу объявили отличной. Уверен, что в большой степени это заслуга Николая Ивановича Лифанова.

Его заместитель по политической части лейтенант Геннадий Макаров совсем молод, как и полагается недавнему выпускнику погранучилища, несколько застенчив и горяч, как истый южанин. Потомственный пограничник, он родился и вырос в Средней Азии, мальчишкой кочевал с отцом с заставы на заставу, не знал никаких иных игр, кроме «пограничников и шпионов». Отец его ушел в запас, оставив на границе вместо себя двух сыновей. Геннадий считает, что ему здорово повезло: попасть на заставу, где начальником Лифанов, хотел бы каждый молодой офицер, когда - либо слышавший о нем.

Вокруг нас на многие километры нет человеческого жилья. И потому люди на заставе все на виду, всегда вместе, у каждого свои особенные от других обязанности, свое чувство границы, но одна общая ответственность. Очень высокая ответственность за покой своей Родины. Потому что, хотя за спиной пограничников вся страна, впереди нет никого, они первые.

Люди на полотне

Дорога металлическим венцом тянется вдоль сопок; на одном из участков она идет близ границы. Есть такие, кто пытается этим воспользоваться.

... Нам не очень повезло: застали Любу Савенко - диспетчера железнодорожного разъезда - в хмуром настроении. Причин выяснять не стали. Любе девятнадцать, а в этом возрасте свои проблемы. Макаров подмигнул нам: «Оттает», - и, вытащив из кармана крохотный голубоватый цветок (где он его взял в голой степи, загадка), преподнес Любе. И при этом сказал, что предназначен он единственной и самой красивой девушке на их пограничном участке. Лейтенант ни в чем не преувеличивал.

Постепенно Люба оттаяла, но права на «какое - то там геройство» за собой так и не признала: «Ну, увидела постороннего, пошла позвонила на заставу». Последний раз это случилось незадолго до нашего приезда.

... Вечером Люба вышла встречать товарный. У разъезда длинный тяжелый поезд сбросил скорость и мягко затормозил. Знакомый машинист махнул рукой и крикнул что - то, что всегда кричат таким девушкам. Она хотела ему ответить, но не успела. Человеческая тень упала с подножки вниз и потерялась за платформой. В голове мелькнуло: «Если это кто - то из сопровождающих, то зачем ему сходить, поезд уже трогается?» Она крикнула машинисту «Стой!» и побежала к будке. Справа на столе телефонный аппарат. Трубку взял Макаров.

- Геннадий Николаевич, товарищ лейтенант, на разъезде чужой... - Она положила трубку и не слышала, как Макаров крикнул дежурному «тревожную группу на выезд».

Обойдя состав, Люба снова заметила, как чей - то силуэт метнулся в просвете между платформами. Стало немного жутковато, но она все же пошла неторопливой походкой к тепловозу, чтобы объяснить машинисту причину задержки. А когда вернулась к будке, у насыпи взвизгнули тормоза «газика» - Макаров, сержант Лошаков со своим Жантом и еще трое выскочили из машины. Жант заскреб когтями по гальке насыпи.

- Где? - спросил Макаров на ходу.

Люба показала рукой в хвост товарного.

- Лошаков со мной, двое на ту сторону, Семенцов прикрывает.

Через две платформы Жант рванул повод. Макаров полоснул лучом фонаря вдоль полотна. Кто - то впереди бросился бежать вниз к полю.

- Стой!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены