Педро и Гассан

Вилли Бродель| опубликовано в номере №316, Апрель 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

Советский читатель знает и любит Вилли Бределя - автора неоднократно издававшихся у нас романов «Испытание», «Твой неизвестный брат», выдвинувших его в первый ряд представителей мировой антифашистской литературы.

Сын гамбургского рабочего и сам рабочий - токарь, организатор спартаковской молодежи, редактор коммунистической газеты, комиссар Тельмановского батальона испанской народной армии - таков славный путь Вилли Бределя.

Новая повесть В. Бределя «Встречи на Эбро» (записки политкомиссара) посвящена интернациональной солидарности антифашистов, спаянной кровью на полях Испании.

Человечество никогда не забудет героев Испанской республики. Человечество никогда но забудет бойцов интернациональных бригад, пришедших на помощь испанскому народу в его великой борьбе против международного фашизма. О огромной теплотой говорил о героях - антифашистах на XVIII съезде ВКП(б) тов. Мануильский.

Дружба между бойцами Интернациональной бригады - испанцем Педро и турком Гассаном, бывшим гамбургским студентом, приехавшим в Испанию защищать мировую культуру, - представляет собой один из наиболее ярких эпизодов повести.

Итальянские войска наступали через долину Эбро на Тортосу, пробиваясь к морю. Тельмановский батальон вместе с испанскими частями защищал подступы к Мора де Эбро. И не только защищал, но и наносил фашистам удары, отбивая у них важные высоты. Но сплошного фронта все еще не было: во многих местах противник просачивался без боя, изолируя и парализуя наши оборонные позиций. Чтобы не быть застигнутыми врасплох, мы высылали в горы крупные группы разведчиков, поручая им обследовать местность и расположение противника и по возможности войти в соприкосновение с другими республиканскими частями.

Сержант Гассан был способным начальником разведки; в особо важных случаях рекогносцировку всегда поручали ему. Однажды, когда Гассан с двенадцатью бойцами был в горах, внезапно появились фашистские отряды, прорвались вперед и закрепились на горном кряже. Наш батальон преградил им дальнейший путь, но Гассан с двенадцатью товарищами был отрезан и очутился в тылу у врага.

- К ночи вернутся, - сказал наш новый батальонный командир Пауль своим спокойным, почти флегматичным тоном. - Гассан - парень бывалый, вы увидите, он еще сыграет штуку с фашистами.

Наступил день. Гассан и его спутники не вернулись. Теперь их положение становилось угрожающим: как мы установили, фашисты, непрерывно получая подкрепления, усиливали и расширяли свои позиции. А на фланге у нашего батальона, по-видимому, было огромное незащищенное пространство, во всяком случае, у нас не было никакого соприкосновения с другими подразделениями. Но приказ гласил: любой ценой удерживать высоты над Эбро.

В штабе батальона царило уныние. Товарищи совещались, обступив командира, но разговор не клеился. Нам ничего не оставалось, как переждать еще одну ночь и потом попытаться прорвать неприятельские линии, чтобы выручить тринадцать наших товарищей, если они еще были живы.

- И он тоже там, - сказал Барнабе, мадридский студент.

Он говорил о Гассане, хотя вместе с Гассаном в числе отрезанных было семеро испанцев. Но Барнабе сказал: «И он тоже». Без сомнения, он думал об иностранных товарищах, которые погибли за последние дни. А их было немало. Среди них и товарищ Рихард, командир батальона, а впоследствии - командир бригады. Спокойный, уравновешенный, заботливый, как отец, товарищ Рихард... Отбиваясь от наседавшего противника, Рихард получил смертельную рану в живот. У него еще хватило сил пустить себе пулю в лоб, чтобы не попасть в руки фашистов. И Карл, последний из шестнадцати германских комсомольцев, тоже был убит. Его раненая рука еще не зажила, когда он удрал из госпиталя на фронт: в тяжелые дни он хотел быть вместе с товарищами. Он погиб, пытаясь подбить итальянский танк. Вся группа, все шестнадцать молодых немцев - борцов за свободу - лежали теперь в испанской земле: под Мадридом, на Хараме, под Гвадалахарой, в Каталонии...

В окоп вошел Педро. Он просит разрешения вместе со своими двадцатью двумя бойцами отправиться на выручку пропавших без вести.

Пауль молчал...

Педро убеждал командира; на его глазах показались слезы. Ведь там семеро испанских товарищей. Среди них есть семейные. И двое андалузцев. О Гассане он не упомянул.

Пауль молчал...

Было около полуночи, но никто еще не думал о сне. Из - за гор вдруг донеслась ожесточенная ружейная пальба. Все вскочили, возбужденные, обрадованные, готовые сию же минуту броситься гуда, на выручку своим тринадцати товарищам. Значит, они там, живы, сражаются!...

Пауль вызвал к себе Педро. Третьей роте приготовиться к выступлению. Педро собрал свой маленький отряд из двадцати каталонцев и двух андалузцев; бойцы взяли с собой запасные ящики с ручными гранатами, рассовали по карманам гранаты и быстро поползли к высотам.

Кругом была непроглядная тьма. Добравшись до края ложбины, бойцы с трудом различили выросшую перед ними гору. Приходилось ползти в темноте, прижимаясь вплотную друг к другу. Каждую секунду можно было напороться на передовые посты противника и, вместо того чтобы застигнуть его врасплох, самим попасть к нему в лапы.

Бесшумно, с кошачьей ловкостью пробираясь вместе с другими по жесткой траве, напряженно всматриваясь во тьму и прислушиваясь к малейшему шороху, Педро вспомнил слова Паули. Тот отпустил его скрепя сердце.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены