От самого человека

Валерия Перуанская| опубликовано в номере №1153, Июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Люсе всего двадцать шесть. К ней применимо именно слово «всего», потому что при этом она уже в третий раз избрана депутатом Моссовета. Первый раз. это произошло, когда ей сравнялось двадцать. А когда было четырнадцать – такой вот у нее получился быстрый разбег, – она еще ни о чем не помышляла, кроме того, как бы поскорее перестать быть обузой для матери, растившей троих детей, и стать ей помощницей.

Однажды Люся услышала по радио объявление: школа кулинарного ученичества производит набор учащихся. И принимаются туда лица, достигшие четырнадцати лет, то есть после семилетки, а не, как всюду, после восьми классов. Люся к тому времени в восьмой класс лишь перешла.

Сразу же загорелась: как можно такое упустить? Стипендия – тридцать рублей, через два года хорошая профессия!

Незаметно пролетели несколько лет, в течение которых Люся из робкой, неумелой девочки, впервые переступившей порог фабрики-кухни, превратилась в комсомольского активиста, мастера своего дела, авторитетного в коллективе человека.

Можно допустить, что, не будь в Москворецком районе Люси Кофановой, нашелся бы другой, и пятый, и десятый, достойный носить столь высокое звание, каким является: звание депутата столичного горсовета.

– Конечно! – соглашается Люся. – Я ведь когда узнала, что меня выдвигают кандидатом, сама своим ушам не поверила!

Она относится к своему положению трезво, ответственно, не заносясь. Только смеется, рассказывая, как дома мать и старшая сестра никак не хотели в это поверить, думали: что-то она напутала.

Люсино трудолюбие, безотказность в работе быстро выделили ее из общей среды. Но, вернувшись немного назад, можно поведать о том, как, подобно Золушке, перебиравшей чечевицу или горох и проливавшей над ними слезы, Люся пришла однажды в отчаяние, заплакала и задумала все бросить. Случилось

это, когда она попала в первый раз на практику в столовую. Домой приходила с изрезанными до крови пальцами – шинковала овощи, а крови ужасно боялась. Потом разделывала кур. По пятьсот штук за смену. Никакого творчества, никакого от нее не требовалось кулинарного искусства. Тут-то и засомневалась она в верности выбора. Ничего ей не надо – ни стипендии, ни профессии. Люся пошла к начальству: отпустите, не хочу больше, не могу! Не отпустили. Успешно закончила учение, получила 4-й разряд повара с диетуклоном и направление на фабрику-кухню № 3.

Это не раз с Люсей случалось, что ее куда-то не отпускали: из школы в кулинарное училище, из училища на вольную волю. Ничего не попишешь: нужный она человек. А свойственное ей чувство долга не позволяет пойти наперекор. Как уйдешь по депутатским делам, когда некому заменить тебя у плиты или разделочного стола? Как уйдешь, если надо накормить всех, кто придет в диетический зал?

– Ведь больному человеку, если он вовремя, скажем, не пообедает, – объясняет Люся, – обед уже не в обед. Мы до половины первого кормим рабочих завода имени Владимира Ильича, а потом открываем двери для всех желающих. К нам годами ездят люди с других концов города. Мы же готовим все на сливочном масле, мясо первого сорта, фарш проходит через мясорубку четыре, а то и пять раз... На улице часто очередь образуется. Как же я уйду?..

Вот она и откладывает поступление в институт, и получает отпуск в самое неинтересное для отдыха время года, а общественной работой занимается тогда, когда ее коллеги давно пришли домой, поужинали, уселись перед телевизорами. Хоть и молодая, а порой валится с ног.

Живет Люся в коммунальной квартире. Объясняет:

– Как я могу чего-нибудь просить, когда знаю, каждый день с этим сталкиваюсь: не одна я так живу. Вот когда все переедут в отдельные квартиры, тогда, наверное, и мне дадут.

Она не перестает болеть чужими болями, не жалеет для людей ни своего времени, ни сил. Именно в этом ее сущность.

– Некоторые считают, – замечает она в связи с разговором о своих встречах с избирателями, – что неработающий лифт – это пустяк. Какой же пустяк? Вот недавно вызвали «Скорую» к больному на десятый этаж. Лифт не работал. Доктор старенький, спешил. Не дошел, сердце отказало. Вот вам и пустяк...

Или совсем о другом:

– Как повар диетического питания я уверена, что пользоваться алюминиевыми ложками, вилками вредно. Никуда не годится, когда в столовой треснутые, щербатые тарелки. А оттого, что прачечная никогда не возвращает вовремя спецодежду, мы носим халаты, передники не первой свежести. Это, я считаю, недопустимо. Диетические блюда – пресные, почти без соли, без специй, они требуют, чтобы их красиво оформили, подали в хорошей посуде. Иначе совсем не захочешь есть.

В чем же дело, такая уж разве проблема – ложки из нержавеющей стали? Выясняется: не перевелись еще охотники ложки и вилки из столовой уносить. Нетипичные, как принято говорить, случаи, пережитки прошлого. Но вот результат: в обычную столовую хорошую посуду и приборы не дают. Зачем рисковать? А между тем риск этот (не такой уж великий, кстати сказать) мог бы неожиданно обернуться положительным эффектом, если бы те, от кого зависит решение вопроса, взглянули на него с другой стороны. Известно, что у нас еще немало общественных мест, где не "соблюдается должная чистота. А вот в метро ее соблюдают решительно все. И в ресторане не бросят окурка на пол, как в забегаловке. По логике получается: чем лучше, тем лучше. Особенно если речь идет о здоровье людей. Но не все это еще понимают. А Люся с этим мириться не хочет.

О проблемах общественного питания вообще и частных заботах фабрики-кухни № 3 с Люсей можно говорить бесконечно. О подготовке кадров, оплате и облегчении труда поваров, механизации производства. Обо всем она мыслит интересно, конструктивно. Но для меня в нашем разговоре важно и другое. Я вижу: Люся беспокоится, ищет, переживает. Как член и секретарь комиссии Моссовета по торговле и общественному питанию контролирует, например, строительство новых объектов, оказывает строителям конкретную помощь. Вместе с другими членами комиссий занимается тем, чтобы наладить питание водителей городского транспорта на конечных пунктах. Участвует в мероприятиях по обеспечению всех школьников города горячими обедами, а школ – помещениями для столовых.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены