Оскорбленная ЮЗАфрика

Александр Иванченко| опубликовано в номере №857, Февраль 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

На темном небе горят крупные голубые звезды. Южные звезды... Больше месяца смотрю на них и все вроде только увидел. Скольких романтиков сводили они с ума! Шумит под форштевнем волна, светлячками носятся над ночным океаном морские ласточки. На крыле капитанского мостика приглушенные голоса штурманов:

— Здесь где-то по курсу камни, ты отвернул?

— Да, на два градуса правее.

— Порт скоро?

— В шесть.

— Скажи ты, прохладно, бр-р-р! Что по вахте?

— Нормально, следить за глубинами. Приняли «SOS», возле Тристан-да-Куньи австралиец тонет.

— Запрашивал?

— Его уже спасают.

— Ладно, иди отдыхай.

— Постою, звезды красивые... Слышь, Генка, а хорошо под такими звездами, а? Эх, мать честная, как полонез Оги некого...

Штурманы замолкли, и снова только шумит волна. У меня тоже звездная бессонница.

Утром Уолфиш-Бей, главный порт Юго-Западной Африки. Вчера весь день гадали, как нас там встретят. Юго-Западная Африка — территория, оккупированная фашистской Южно-Африканской Республикой. В эту страну запрещен въезд всем прогрессивным общественным деятелям, писателям, журналистам, даже «нелояльным» морякам. Мы советские, и значит, «самые нелояльные, красные комиссары». В Уолфиш-Бее работает морская английская фирма, это она нас пригласила, хочет установить с нами деловые связи. Британскому льву фашисты возражать не стали. Лев — зверь серьезный. Мне повезло: из советских журналистов Юго-Западную Африку я увижу первым.

"Хотят ли русские войны?"

Раннее утро, но встречающих довольно много. На пирсе толпа белых, человек семьдесят. Крыши портовых пакгаузов облепили негры, их втрое больше. Белые с транспарантом — на узком черном полотнище белая свастика и кисть руки, простертой в нацистском приветствии. Пока корабль швартуется — взрывчатая тишина. Но вот спущен трап. На борт поднимаются власти. В это время толпу на пирсе словно прошибло током:

— Хайль Гитлер! И вдруг:

Хотят ли русские войны, Спросите вы у тишины...

Это запели на крышах пакгаузов, запели без слов, один мотив, не совсем верно, вразнобой, но так, что защемило сердце. Швырнув транспарант на литой бетон причала, толпа белых ринулась к пакгаузам. На крыши полетели камни.

— Эй, кафры, заткнитесь! На крышах продолжали петь.

Не прошло и минуты, как в порту взвыли сирены. На мотоциклах примчалась полиция. Еще несколько секунд, и с соседнего танкера по крышам крест-накрест ударили две мощные струи нефти. Поющие смешались, начали было соскакивать на землю, но что-то их остановило. Обхватив руками лица, они ожесточенно запели вновь. Тогда опять завыли сирены. Полиция окружила пакгаузы и цепью стала вдоль нашего борта. Нефть на танкере выключили. На крыши полезли полицейские с дубинками. Увидев, что мы фотографируем, власти приказали нам засветить пленку и немедленно разойтись по каютам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены