Окрыленность

опубликовано в номере №1055, Май 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Экспедиция Смены: Нефтяные реки Сибири

XXIV съезд КПСС наметил генеральную перспективу развития нашего общества, разработал политическую линию и конкретную программу работ на предстоящее пятилетие. В этой программе важное место отводится освоению грандиозных залежей нефти и газа в недрах Западной Сибири. «Смена» — давний помощник молодых сибиряков, строителей и нефтяников. В последний день съезда наши корреспонденты встретились с делегатами. Тюменской областной партийной организации и попросили их поделиться своими впечатлениями о форуме коммунистов, рассказать о своей работе и о будущем тюменской земли.

Рекорды становятся нормой

Максим Иванович Сергеев, буровой мастер, Герой Социалистического Труда, кандидат в члены ЦК КПСС

В Тюменской области я работаю сравнительно недавно. Всего семь лет. Но считаюсь уже ветераном, может быть, поучаствовал в закладке первых промышленных скважин на Усть-Балыкском месторождении. Когда мы приехали, там была только контора, несколько буровых установок да грандиозные планы. А начинать приходилось, как говорится, с нуля.

До этого я работая буровиком на нефтепромыслах Башкирии. Как сейчас помню, дело было в обеденный перерыв. Включил кто-то приемник, и услышали мы, что в Тюмени получена первая нефть. Ну, и решили ехать туда. Район интересный, перспективный. Жене сказал об этом, а она долго не соглашалась. Все-таки нелегко сниматься с насиженного места. Но уговорил.

В Усть-Балыкской конторе бурения назначили меня бригадиром. Люди в бригаду подобрались разные. Одни уже по сотне скважин в разных местах страны пробурили, а другие впервые буровую увидели. Но в общем-то ни у кого из нас не было опыта проводки скважин в Западной Сибири. Здесь условия особые. Так что пришлось учиться и переучиваться на ходу. Зато нашу первую скважину на три дня раньше срока сдали. Дело даже не в этих трех днях. Главное, что мы сами себе и другим доказали, что в тяжелых условиях Среднего Приобья можно бурить с не меньшими скоростями, чем в Татарии, Башкирии и других нефтяных районах. А бригада наша с тех пор стала не просто группой буровиков, а настоящим рабочим коллективом. На первый год пятилетки мы получили задание пробурить 18400 метров. План этот каждой вахтой обсуждали, подсчитывали свои резервы, а потом на общем собрании бригады взяли обязательства пробурить 30 тысяч метров. Резервы у нас были разные. Мы внедрили форсированный режим бурения, применили шпиндельные турбобуры, гидромониторные долота, улучшили качество промывочной жидкости, сократили время на наращивание труб... Все это вроде бы мелочи, но из них-то и складывался наш рекорд: в тот год мы прошли 30 291 метр. Сдали нефтепромысловому управлению «Юганскнефть» 14 скважин. А всего сейчас в Тюменской области дают нефть более 80 скважин, пробитых нашей бригадой. Свой пятилетний план бригада выполнила 2 марта 1970 года. Девятую пятилетку мы обязались выполнить за четыре года. Думаю, что все возможности для этого у нас есть. Сейчас мы ведем кустовое бурение наклонных скважин и наша буровая установлена на железнодорожной платформе, что позволяет сократить время на переезды. С помощью организационных и технических новшеств мы надеемся вести непрерывное бурение в течение всего года. Рекорд проходки принадлежит сейчас бригаде делегата XXIV съезда КПСС Ивана Мефодьевича Афанасьева. В прошлом году она прошла почти 60 тысяч метров. А учтите, что в среднем по нашему министерству бригады дают примерно по 15 тысяч метров в год. Так что нынешний рекорд большой, но, думаю, он долго не продержится. Теперь есть предпосылки к тому, чтобы значительно поднять эту цифру. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии Леонид Ильич Брежнев говорил: «Мы ставим и решаем сегодня такие задачи, о которых на предыдущих этапах могли только мечтать». Сегодня 80 и даже 100 тысяч метров проходки буровых скважин — это уже не мечта, а реальные планы некоторых наших бригад. Вчерашние рекорды становятся обычной нормой. И теперь не удивителен тот факт, что к нам в Тюмень приезжают уже за опытом буровики из других нефтеносных районов страны. Тюмень стала не только богатейшей кладовой нефти, но и школой передового опыта. В этом я еще раз убедился в дни работы партийного съезда. Ко мне подходили нефтяники из Баку и Татарии, расспрашивали и сами давали советы.

Во врем» работы XXIV съезда КПСС мне было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Считаю, что эта награда принадлежит не только мне, но и всей нашей бригаде. Съезд избрал меня кандидатом в члены ЦК КПСС. Услышав свою фамилию, прямо скажу, растерялся. Доверие это огромное. Оправдать его не просто. Я ведь искренне считаю, что сделал в Сибири еще очень мало. Уезжаю из Москвы с желанием работать как можно лучше, чтобы быстрее выполнить решения, съезда нашей партии.

В «Северном исполнении»

Евгений Андреевич Огороднов, начальник «Главтюменьнефтегазстроя»

Мы все полны впечатлениями съезда, того делового, серьезного тона, в котором велось обсуждение важнейших вопросов развития нашей страны. Разговор шел подробный и одновременно масштабный. В будничной работе не всегда есть возможность оглянуться и взвесить то, что делаешь ты и твои товарищи. Съезд дал такую возможность, а это, в свою очередь, открыло широкую перспективу, и от этого хочется работать лучше и быстрее.

В том, что освоение сибирских богатств идет в почти не заселенных местах, где все создается заново, на голом месте, есть, кроме трудностей, и свои преимущества. Принципиально новые технические решения, новую технику, новый быт, новые отношения — все это трудно было бы внедрить в старых городах, где устоялись традиции, привычки, где жизнь вошла в давно означенное русло. Я не хотел бы, чтобы меня так поняли, будто молодые сибирские города уже есть воплощение этого нового — я говорю о принципиальной возможности, в расчете на которую мы строим свою работу. Возможность эта основывается на том, что новое в Сибири делается в большей своей части руками молодых, и это имеет не только большое психологическое, материальное, но и социальное значение. Я вообще убежден, что работу, какая запланирована Сибири на ближайшие годы, можно выполнить только руками молодых при умном руководстве старших. Волею страны Сибирь оказалась вовлеченной в процесс стремительного строительства. Строить в Сибири — значит учиться. А кто, как не молодые — лучшие и самые благодарные ученики? Срываясь, ошибаясь и все-таки преодолевая трудности, мы учимся строить зимние дороги и — это уже другая наука — летние. Учимся строить дома, в которых было бы тепло и удобно в сибирские шестидесятиградусные морозы. Показателем интенсивности этого процесса может служить недавно открытый в Тюмени индустриальный институт, в котором чуть ли не каждый год открываются новые факультеты.

Содержание человека на Севере обходится значительно дороже, чем в других районах. Отсюда целы меньшими силами сделать как можно больше. Здесь нужны изобретательность, упорство — качества, опять-таки в первую очередь присущие молодым. Они же будут осваивать технику, какой еще не знал Север. Например, уже существует экскаватор, который разрабатывает мерзлую землю без предварительных ее взрывов. Вот нам побольше бы такой техники в «северном исполнении», сделанной из металла, способного вынести здешние морозы! Нужно активнее искать морозостойкие сплавы, особые конструкции механизмов. Это ведь не поговорка, что человек в Сибири выдерживает, а металл ломается, это истина.

Но мы совсем не намерены испытывать людей на прочность. Много сил отдаем улучшению быта нефтяников, строителей. Долгое время мы не могли строить жилые дома, детские сады, школы, удовлетворявшие нас, — не существовало проектов, учитывающих особенности нашего климата, возможно, потому, что большинство проектировщиков живет в умеренном ленинградском климате. Мы дважды собирали авторитетные совещания по градостроительству и сумели столкнуть дело с мертвой точки. Сегодня имеем проекты домов, где в квартирах предусмотрены шкафы-сушилки для меховой одежды, школы с бассейнами, детские сады с дополнительным третьим этажом для игровых залов, для веранд, где можно закаливать малышей. Мечтаем о большем — о теплицах, оранжереях, овощах и фруктах круглый год и знаем, что это будет, что люди, отдающие столько сил освоению неласкового Севера, будут жить в условиях, достойных их. Скоро лето, к нам на помощь приедут студенческие отряды, которые отлично себя зарекомендовали. Такова притягательная сила Севера — к нам из года в год ездят студенты одних и тех же вузов Украины. Многих Север полонил всерьез: оседают у нас, заводят семьи, становятся сибиряками. Так накапливается у нас в городах техническая и — в меньшей мере пока — творческая интеллигенция, без которой, как и без рабочих, невозможна гармоническая жизнь города. Я сказал это слово «гармоническая» и подумал, что человек, впервые попавший в наши края, мог бы упрекнуть меня в украшательстве. Какая, мол, гармония, когда много неразберихи, хаоса. Все устраивается, укладывается, завязывается сейчас в Западной Сибири, человек свежий может не увидеть в этом движении внутренней логики и ошибется. Все идет к тому, что работа, эта войдет в деловой, налаженный ритм, и тогда Сибирь покажет образцы труда, отдыха и самого образа жизни «в северном исполнении».

Равных в мире нет

Виктор Николаевич Тюрин, первый секретарь Ямало-Ненецкого окружкома КПСС

«Ускорить разработку мощных газовых месторождений на севере Тюменской области» — это только одна строка из Директив XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану. Но за ней мы видим второе рождение нашего округа. Индустриальное.

Сегодня кладовые Ямала известны всему миру. Названия маленьких поселков, затерявшихся в бескрайних просторах тайги и тундры, — Надым, Тарко-Сале, Уренгой — уже привычно звучат на многих языках.

Только за минувшее пятилетие геологи открыли в наших краях 12 крупных месторождений, общие запасы которых составляют более 9 триллионов кубометров природного газа. Среди открытых месторождений такие гиганты, как Уренгойское, Медвежье, Заполярное, Ямбургское. Равных им в мире нет. К примеру, в структуре Уренгойского месторождения разведано около 6 триллионов кубометров голубого топлива. Для сравнения скажу, что три года назад известные запасы газа по всему Союзу не составляли такой цифры. Разведанных запасов газа только в нашем округе больше, чем на всей территории США. А геологи все еще продолжают свою работу. По их прогнозам, в реальности которых у меня нет никаких сомнений, подземные недра севера Тюменской области могут хранить в себе до 40 триллионов кубометров газа.

Оригинальные технические решения наших геологов, добытчиков и строителей позволили в очень короткие сроки «подобрать ключи» к этим богатейшим кладовым, преодолеть всевозможные, чаще всего природные, трудности. Менее чем через год наш газ должен поступить в промышленные центры страны. Сроки, конечно, жесткие, но фактор времени сегодня решающий. И это понимают строители газопроводов, буровики, ученые. На месторождении Медвежьем впервые пробурены скважины большого диаметра. Уже известно, что суточный дебит такой скважины достигает 4 — 5 миллионов кубометров газа. Это во много раз больше, чем в среднем по стране.

Сейчас создается гигантская система газопроводов, которая пройдет через Надым, Салехард, Печору, Ухту, выйдет на Торжок, соединится с газопроводом европейской части нашей страны.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Трудная дорога

Отрывок из повести «К зиме, минуя осень»1