Охота в Арктике

К Званцев| опубликовано в номере №319, Июль 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из записок полярника

В середине апреля за обедом заговорили о начале охоты:

- Медведи вышли из берлог. Мясо на исходе. Надо о нем позаботиться.

Нас на Стерлигове всего пять человек. К сожалению, трое не могут принять участия в охоте: Наумову нельзя отлучаться от станции, Николай должен следить за работой моторов и заряжать аккумуляторы, молодая хозяйка Женя - еще новичок на Севере, ей трудно выдержать длинный путь по льдам.

Я решил идти с Румянцевым. Каждый из остающихся взял на себя дополнительную нагрузку: Наумов обещал нести метеовахту, а Котов и Женя взялись заменять Румянцева и меня.

Захватив палатку, винтовки, продовольствие и корм для собак, мы ушли с одной упряжкой на восток.

В пути часто попадались нерпичьи отдушины. Эти отдушины можно видеть в молодом или годовалом гладком льду. Я не раз замечал, что зимою нерпа пользуется отдушиной. Она старательно оберегает ее и не дает замерзнуть. Чтобы зимой убить нерпу, надо внимательно осмотреть гладкие ледяные поля и, найдя отдушину, притаиться с гарпуном или винтовкой. Вот нерпа высунула нос и дышит. Резким взмахом гарпуна вы смертельно раните ее, и вам остается, расширив лунку, достать свежее мясо, очень ценное в условиях Арктики.

Часа через три стали попадаться медвежьи следы. Мы читали грузную поступь матухи, легкие семенящие шаги медвежат...

Собаки с лаем и визгом рванулись по следу. Он был холодный: медведи уже давно ушли, я знал, что их не догнать, но собаки этого не понимали, стремительно неслись вперед, и мы с трудом управляли нартами.

После утомительного перехода в тридцати пяти километрах от Стерлигова я выбрал место для лагеря.

Установили палатку, разостлали спальные пешки, вскипятили на примусе чай, подкрепились, выпили по ложке спирту и накормили собак.

Отдохнув, решили, не теряя времени, с легкими нартами отправиться на видневшиеся вдали острова.

Миша поставил собак в упряжку, и они снова стремительно понеслись: видимо, ветер доносил запах медведей, бродивших где - то во льдах.

Далеко - далеко на небе показалась темная полоска водяного отблеска.

- Полынья! - весело крикнул Румянцев.

В полыньях всегда водятся нерпы, а там, где есть нерпы, есть и медведи: истощенные долгой голодовкой, родами и кормежкой своих питомцев, матухи весной бродят около полыней и охотятся...

Сидя в нартах, мы весело посвистывали и шутили. Собаки бежали бодро. Часа через два мы добрались до небольшого островка и стали подниматься по крутому берегу.

С вершины островка открылся весь горизонт. Солнце заходило. Далеко - далеко за грядой торосов ярко горел закат, бросая золотисто - красный отблеск на льды, снега и горы. В воздухе тихо. Простор, бесконечный простор, величавая ледяная пустыня, освещенная последними лучами солнца...

Стоя около март, мы любовались закатом; собаки притихли. Вдруг я случайно заметил, что у вожака упряжки - Бандита - взъерошилась шерсть.

«Собаки почуяли зверя», - хотел я сказать Румянцеву, но не успел: Бандит взвизгнул и рванул вперед.

Я свалился в нарты. Собаки понесли к обрыву.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте о мрачном предании, связанном с первой женой Павла I, о «королях отечественного детектива» братьях Вайнерах, интервью с выдающимся современным режиссером Владимиром Хотиненко, материал, посвященный 85-летию Альберта Анатольевича Лиханова, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое

Виджет Архива Смены