Ода велосипеду

Елена Семенова| опубликовано в номере №1060, Июль 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

ВЕЛОСИПЕД (ОТ ЛАТ. VELOX – БЫСТРЫЙ, PEDES – НОГИ), САМОКАТ – ДВУХКОЛЕСНЫЙ, РЕЖЕ ТРЕХКОЛЕСНЫЙ ЭКИПАЖ, ПРИВОДИМЫЙ В ДВИЖЕНИЕ ПУТЕМ ВРАЩЕНИЯ ШАТУНОВ НОГАМИ СИДЯЩЕГО НА НЕМ ЧЕЛОВЕКА. ПРИ ПЕРЕДВИЖЕНИИ ЧЕЛОВЕКА НА В. ЗАТРАТА ЭНЕРГИИ В 4 РАЗА МЕНЬШЕ, ЧЕМ ПРИ ХОДЬБЕ С ТОЙ ЖЕ СКОРОСТЬЮ; ПРИ ОДИНАКОВОЙ ЖЕ ЗАТРАТЕ ЭНЕРГИИ СКОРОСТЬ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ НА В. ПРИМЕРНО В 4 РАЗА БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРИ ХОДЬБЕ. СКОРОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ В. КОЛЕБЛЕТСЯ ОТ 10 ДО 30 КМ/ЧАС...

Большая Советская энциклопедия. Том 7-й.

Велосипедный спорт чрезвычайно популярен в Италии и в Туле. Итальянцы и туляки предпочитают любые велосипедные гонки любому футболу. У итальянцев лучший в мире трек – миланский «Вигорелли», у туляков один из лучших в Европе – тульский, это признают даже итальянцы.

Скорость велогонок – как 100 км/час, так и 0,0 км/час – в одинаковой мере зависит от мастерства. В самом начале спринтерской гонки, например, следует иметь минимальную скорость потому, что удобнее идти вторым колесом, а не первым, а в самом ее конце – хорошо бы максимальную, чтобы выиграть заезд. На «Вигорелли» спринтеры стояли на месте (сидя, конечно, на велосипеде) часами; на тульском треке – до часа и свыше. Нынче Международная федерация велосипедного спорта ограничила время «нолевой скорости» до нескольких минут. Сами понимаете, усидеть на велосипеде при 0,0 км/час непросто, для этого надо отлично, феноменально владеть велосипедом.

Как только люди изобрели велосипедный спорт, они немедленно начали усовершенствовать велосипед. И продолжают это делать по сей день. Казалось бы, ну что в нем можно улучшать? Его рама из самого прочного металла – титана, его колеса из самого легкого металла – дюралюминия, его ободы для вящей легкости полые... Но мастер спорта Геннадий Мартынов, дабы велосипед стал еще легче, просверлил в полых ободах дырки. А мастер спорта Михаил Зайцев насыпал в полый обод... песок, чтобы сила инерции увеличилась. Кто бывал на треке в начале пятидесятых годов, не мог не запомнить усовершенствованный велосипед Зайцева, ставшего потом многократным чемпионом страны. Громоздкий очкастый Миша горбился на желтеньком уродце с крошечными колесами. Эксперимент имел отрицательный результат, и Миша Зайцев от изобретения отказался.

Но какими бы результатами ни заканчивались эксперименты, ясно одно: велосипедный спорт – большая движущая сила в прямом и переносном смысле. Велосипедный спорт отличается от прогулочной езды так же, как классический балет от гопака. Сядьте один раз на гоночный велосипед. И вы тотчас поймете это. Но предупреждаю. С этих пор вы будете метаться в поисках случая прокатиться на ГОНОЧНОМ велосипеде еще раз... И еще раз... И еще раз... Потом вы запишетесь в секцию велосипедного спорта, если таковая примет вас. А если не примет, вы будете бегать в «комиссионный» спрашивать: не сдал ли кто гоночный велосипед? И вы купите его все-таки. И будете ездить по Волоколамскому, Ленинградскому, Минскому, Куркинскому и прочим шоссе; и будете лезть на гору, задыхаться, изматываться, покрываться белой солью. И будете спрашивать себя: на кой мне черт эта дьявольская работа, огород легче вскопать?! И ничего не сможете себе на это ответить. Вы станете отдавать гоночному велосипеду все свободные вечера, а по субботам и воскресеньям ездить по сто, сто пятьдесят, двести километров... Вы очень полюбите компот и будете съедать целое первое и два вторых. А также все, что завалялось в холодильнике.

Я ничего не выдумываю, я это знаю по своему опыту.

«Гарниром» называют гонщиков, о которых судья-информатор говорит так: «...поделили места с двадцатого по сороковое». Есть даже такое выражение «прийти в гарнире». Я тоже из «гарнира», в прошлом, конечно. Выражение это придумали «фавориты», те, что из первой десятки. Выражение это, чувствуете, высокомерное, даже оскорбительное чуть. Но что бы они, фавориты, стали делать без нас, без «гарнира»?!

Вырваться в фавориты дьявольски трудно, хотя мы, «гарнир», имеем не худшие велосипеды. Стоит ХВЗ (то есть Харьковскому велозаводу) выпустить новую модель, как мы ее получаем. Нам положены шерстяные велотрусы и хорошие велотуфли, форменные велорубашки и велоперчатки без пальцев. Конечно тем, кто даже и не «гарнир», тем, кто делит места с сорок первого по сотое, куда хуже. Они «донашивают» за нами велосипеды, велотуфли, велоперчатки, они существуют, так сказать, для массовости.

И все-таки они ближе к «гарниру», чем «гарнир» к фаворитам. Они то и дело лихорадят наши ряды, сменяют нас (как меня когда-то) в качестве надежды... Перспективной надежды!..

Однако вернемся к теме – к значению «гарнира», без которого нечего делать фаворитам!.. Сказать, что «гарнир» только для того и существует, чтобы фавориты выигрывали у него, – это значит ничего не сказать... В легкой атлетике, например, тоже есть и фавориты и «гарнир». Может, у них это иначе называется. Но в легкой атлетике фавориты запросто проживут без «гарнира»: станут разыгрывать места в своей десятке между собой. А в велосипедном спорте без «гарнира» не обойтись. Без него просто... не будет велосипедного спорта.

ЕСЛИ... ЕСТЬ СИЛЬНЫЙ ГОНЩИК И ЕЩЕ ОДИН-ДВА РАВНЫХ ВАМ ПО СИЛАМ, ТО НЕОБХОДИМО ЛИБО ПЕРЕД НАЧАЛОМ ФИНИШИРОВАНИЯ «СЕСТЬ НА КОЛЕСО» К СИЛЬНЕЙШЕМУ И ЗА НИМ ФИНИШИРОВАТЬ, ЛИБО НА КОЛЕСО К ГОНЩИКУ, КОТОРОГО РАССЧИТЫВАЕТЕ ОБОЙТИ ВЫХОДОМ «С КОЛЕ СА» ВПЕРЕД НА ПОСЛЕДНЕЙ ПРЯМОЙ, ИЛИ ЖЕ, ВЫДВИНУВШИСЬ ВПЕРЕД, «ЗАКРЫТЬ» СВОЕГО КОНКУРЕНТА И ФИНИШИРОВАТЬ РЯДОМ С ВПЕРЕДИ ИДУЩИМ ГОНЩИКОМ.

И. В. Ипполитов, «Велосипедные гонки на короткие дистанции».

Есть такая документальная картина «Двое на треке». Она получила премию на фестивале спортивных фильмов.

Два человека, большие, молодые, смелые, будто сделанные из мускулов, – Омар Пхакадзе и Игорь Целовальников. Красавцы! Ураганы! Каждый – сгусток скорости, миг скорости, выслеживание скорости.

Да, они будто ее подстерегают... Мы увидели, как они стоят на месте (это при 0,0 км/час), как ходят по центру трека, как смотрят, как размышляют (о спринте, надо полагать). Так вот: спринт и размышления – понятия полярные; будешь в спринте размышлять, упустишь рывок, размотаешь по пустякам скорость. Тут чутье нужно, кошачье чутье мига скорости, тигриные хватка и прыжок... Доказательства? Пожалуйста! Скажите, какой мыслитель из 18-летнего парня, который и учебу-то не бросал лишь потому, чтобы не выгнали из велосипедного спорта? Приехал на Спартакиаду народов СССР этакий детина с пудовыми кулаками и взглядом младенца. В первый раз увидел живых спринтеров так близко от себя – на старте...

В одном из первых заездов он упал и долго скользил на правом бедре по серому бетону трека... Прошел через горнило «гарнира», обстрелялся среди него, претерпел все испытания утешительных заездов и заездов надежды и пришел к четвертьфиналу. Его никто всерьез не принимал. Спринт – это академия велосипедного спорта, ну что может какой-то ребенок, пусть внушительных размеров, сделать в нем?.. Ничего! И вот «ребенок» попадает в финал и выигрывает Спартакиаду... А в следующем году выигрывает чемпионат мира. Это Омар Пхакадзе.

Спринт – это вовсе не дуэль. Дуэль – это финал спринта. Но путь к финалу столь тернист, столь перегружен сюрпризами, что рассказать лишь о финале спринта – это все равно, что не сказать ничего. «Взять в коробочку». Закрыть выход справа сидящему на колесе, прижать к бровке так, что соперник едва не вылетает в траву. Это способны сделать два «гарнира» ради своего фаворита. Это может сделать даже один «гарнир». Отчаянный фаворит может выскользнуть вперед, растолкав «коробочку». Но таких мало. Пхакадзе такой. Таким был и туляк Борис Романов. По-моему, из-за его отчаянной езды тренеры велосипедистов разделились на семейства «Монтекки» и «Капулетти». Одни стояли за смелую, грубую езду Романова, другие за корректную, добропорядочную – Ростислава Варгашкина. «Капулетти» Варгашкина были авторитетнее, чем «Монтекки» Романова. Но всякий раз беспристрастная жеребьевка ставила в более выгодные условия то Варгашкина, то Романова: то Варгашкин оказывался в свите тульского «гарнира», и «гарнир» делал свое дело; то Романов – в свите московского «гарнира»... Долго-долго длился этот спор.

Перед стартом сильнейшие спринтеры мира всячески прячут свое заднее колесо, чтобы соперники не увидели, какая у них передача: для молниеносного рывка, поменьше, или для мощного спурта, побольше. Размер передачи может подсказать сопернику более выгодную тактику. А в спринте тактика и умение молниеносно ориентироваться подчас важнее скорости. И вот однажды на чемпионате мира тренер итальянца Джузеппе Оньи Гвидо Коста как бы позабыл спрятать заднее колесо. Соперники тут как тут. Опытному гонщику не нужно считать зубья на шестеренке, наметанный глаз сразу примечает ее размер... А это был тактический ход Косты. «Показав» всем заднюю передачу, он, конечно же, никому не сказал, что изменил окружность колеса. Джузеппе Онья стал тогда чемпионом мира.

Что же касается передачи, на которой работаем мы, «гарнирные» гонщики, то ею, надо признаться, никто не интересуется.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены