Обыкновенная история

Елена Кононенко| опубликовано в номере №223-224, Июнь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Катерина! Катерина!...»

Это кричит Захарченко. Захарченко - большой шутник. Всякий раз, когда он видит Катю, он говорит своим добродушным басом эти три строчки, которые вычитал у Козьмы Пруткова и которые ему почему - то нравятся.

- Проводила? - весело спрашивает Андронников.

- Да. Где Рита?

- В механическом. Собранье по колдоговору. Тебя хотел послать, пришлось Ритку. Сходи, Катюша!

Она уходит молча.

- Это наша лучшая ударница... Ее два раза премировали, - говорит Андронников человеку в очках, - автоматчица. Про нее в газетах писали. Железо - девка!

За окном безумствует ночь. Запах липы кружит голову. Зеленоватые звезды вспыхивают и гаснут. Хоть бы дождь пошел!

Катя пишет письмо мужу. Оська уже год работает за 500 верст от Москвы - мобилизовали в счет 25.000.

«... Наконец я решилась и сделала так, как ты советуешь. Правда, Оська, неужели женщина должна быть всегда рабой ребенка! Я говорю о рабской привязанности. Ты прав, Оська, я комсомолка, новый человек, я должна себя переделать. Теперь я отдам все силы заводу, ячейке. А все - таки. Оська, как жалко его. Не так - то это всё просто, как ты пишешь. Вот сейчас сижу - такая тоска, - сил нет. И в ячейке ребята думают наверно, что это - ерунда. Все без него мне кажется немилым. Ну ладно. Довольно. Что это я? Словно хороню. Все будет хорошо. Оська. Настоящий коммунист не должен распускать нюни. Мне стыдно за свою мягкотелость...»

Катя задумалась... Рыжеватая прядь волос рассекла лоб. Щеки горели, как на морозе.

«... А все - таки сейчас и вовсе будет нескладно - я в Москве, ты в Ольховке, Колька в Саратове. Ну ладно. Довольно. Напишу о заводских делах...»

Катя закусила губу, задумчиво посмотрела в окно... Легкий ветерок позванивал в раму. По небу метались зеленые звезды.

На подоконнике валялась погремушка - косой резиновый гном...

II

Сутки бегут, как вода в речке. Уносят усталость и неудачи. Приносят победы и радости и новые затруднения. Катя с утра до вечера на заводе. Здесь некогда думать о другом. Да и нет потребности. Она живет заводскими многогранными буднями, в которых человеческие жизни сливаются в одну огромную жизнь с огромным мозгом и сердцем.

Когда завод перешел на изготовление новой продукции, образцы которой по своим достоинствам поставили его на уровень заграничной техники, всю комсомольскую ячейку охватила бурная, почти мальчишеская радость.

Катив станок послушен и понятлив, точно живой. Она ощущает в себе такой сильный прилив энергии, что захватывает дыхание. У нее крепнут мышцы, мозг работает четко и остро. И даже глаза словно стали светлее зорче.

Только вечерами, перед сном, когда остается одна, как смерч, набегают мысли о сыне. Тогда хватает письмо, полученное три недели назад, и жадно глотает строчки, почти говорит с ними.

«... Коля не скучает и зовет тетку мамой. Пришли ему чулочки...»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены