Небо снова высокое

Владимир Захаров| опубликовано в номере №852, Ноябрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Доктор внимательно посмотрел на Надю.

– Сколько раз вам приходилось прыгать?

– Девятьсот тридцать восемь.

– Тогда вы должны понять, что девятьсот тридцать девятого прыжка не будет.

Надя ничего не ответила: уж очень он был земной, этот доктор...

Для подруг по команде международные соревнования по прыжкам с парашютом в болгарском городе Пловдиве уже закончились. Очередь за ней. Чемпионке мира Надежде Пряхиной осталось выполнить самое сложное – комплекс фигур свободного падения. Последний, решающий прыжок.

Высота – 1 900 метров. Мотор предупредительно снижает обороты. И сразу звучит протяжный сигнал сирены: «Приготовиться!» Затем два коротких: «Пошел!» И, резко подавшись вперед, Надя падает в упругие объятия ветра. Знак на земле показывает: две спирали влево, восьмерка вправо, сальто назад, и все это под голубым куполом неба. Раскинув руки,. спортсменка прекращает вращение и смотрит на секундомер. Совсем неплохо! На все фигуры ушло шестнадцать секунд. В запасе целых семь... А зеленый ковер аэродрома мчится навстречу. Вот он уже совсем рядом. Пора!

Надя плавно выдернула кольцо. Но что это? Вместо привычного динамичного удара за спиной послышалось мягкое шуршание шелка. «Неужели запутались стропы?» Рука инстинктивно сжала рукоятку ножа. Обернувшись, Надя увидела ярко-красные полосы в тонкой паутине стропов. «Резать лямки!» Стрелка высотомера рвалась к 500-метровой отметке. «Поздно, не успею открыть запасной!»

Откинув нож, Надя нащупала кольцо... Спокойно!.. Надо не дать запасному запутаться в главном. Надя рванула кольцо и свободной рукой отбросила парашют в сторону. Белоснежный шелк слабо затрепетал и предательски пополз вдоль главного купола. Путаясь в стропах, Надя подтянула к себе запасной парашют и, борясь с ветром, снова отбросила его в сторону. Только бы раскрылся!

Но чуда не произошло. Легкие перья облаков продолжали стремительно уходить вверх. Катастрофически быстро приближалась земля. По ней со стороны деревни бежали мальчишки. А со старта мчалась санитарная машина.

«Ну, нет! Рано меня хоронить, – со злостью подумала Надежда. – А падать только вперед». И в последнее мгновение она резко подтянулась на спутанных стропах.

Удара Надя не помнит. Только бездонное небо и внимательные лица друзей...

– Как все произошло, Надюша? Надя слабо улыбнулась.

– Просто не хватило высоты... вторично она очнулась в больничной палате.

Непривычная тишина, и первые осенние цветы на окне. Надя откидывает край простыни и пытается повернуться.

– Осторожно, Надя.

Взгляд болгарского доктора строг.

– Сейчас надо лежать только на спине.

Доктор совсем молодой. Надя следит за ним краем глаза и прислушивается к мягкому голосу.

– Здесь вам будет хорошо. Поживите недельки две, а потом – в Москву!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены