Не тонут

Антон Елин|27 Сентября 2010, 16:02| опубликовано в номере №1751.1, Сентябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Антон Елин гуляет по воде вместе с московскими спасателями

Фото: Сергей Дуванов

В СССР спасением утопленников занимались все – от клуба «Юный водник» до общества «ДОСфлот». В одном ОСВОДе к концу 80-х числились 10 миллионов добровольцев, причем многие даже не умели плавать. У советского спасателя была будка, вышка, складная лодка ДСЛ и медаль «За спасение утопающих». Спасатель наших дней – это мужчина в синих шортах и бейсболке МЧС, с цепью на шее и окладом в 80 тысяч рублей. Пытаясь нащупать более существенные различия, корреспондент «Смены» Антон Елин отправился к спасателям на воды.

Рай в пойме Жабенки

Александр Побирохин, полковник, серьезный мужчина в шортах с вышитой Белой Звездой Надежды и Спасения, знает, что, если воде долго показывать свастику, портреты Геббельса и Пола Пота, она становится плохой, злой водой. Поэтому начальник поисково-спасательной станции «Академическая» каждый день заставляет Большой Садовый пруд в Москве слушать песню «Порушка-Параня» в исполнении группы «Славяне». Результат поразительный. За лето в акватории пруда всего одно самоубийство, ноль утопленников и 16 спасенных алкоголиков. Хотя в Москве за лето утонули 224 человека. Даже 24-летний нигерийский пловец Огунлайи Саида Огулаиде – и тот утонул в Строгинской пойме. А тут вода хорошая. Мягкая, добрая вода. И никто не тонет.

Чтобы вода слушала песни группы «Славяне» круглосуточно, полковнику Побирохину был выделен музыкальный центр в количестве 1 шт. Собственно, когда мы зашли в его кабинет, он как раз нажимал кнопку «Play».

Московское время 12.00. Вода слушает песню: «Ой, ты, Порушка-Параня, ты за что любишь Ивана?». Полковник улыбается. Ему нравится. Жестом он делает нам знак садиться. Распахивает пошире окошко.

На стене над полковником Побирохиным – карта Большого Садового пруда, за который он отвечает головой. На берегах пруда, в пойме реки Жабенки, отдыхают мужчины с церковными куполами на спинах и ветками роз на груди, женщины с разбитыми коленками, лица без определенного места жительства и гастарбайтеры. В траве сидят представители бурятской диаспоры с гармонью в руках. Дети наматывают водоросли на железные балки – это игра. Из воды торчит арматура бетонных блоков, которыми артистично выложен водоем.

Все хорошо. Льется песня «Славян», вода меняет молекулярную структуру с отрицательной на положительную. Полковник Побирохин глядит из окошка на пруд. В его руке – текст только что сочиненной им методички «Взаимодействие спасателей МЧС с органами милиции по предотвращению разжигания костров, приготовления шашлыков в мангалах и пьянства».

И тут – внезапный стук в дверь.

Ноу-хау спасателя

В кабинет вошли два милиционера. У одного отсутствовал головной убор. Второй замочил по локоть рукав.

Полковник делает «Порушку-Параню» потише.

– Докладывайте, товарищ младший сержант милиции!

– Плыли мы на катере…

– Плавает только говно, – дружелюбно поправляет полковник. – Впрочем, продолжайте.

– Виноват. Шли мы на катере, патрулировали, смотрели за состоянием алкогольного опьянения-неопьянения. Вдруг нас остановила группа людей. Человек семь их было, с ними замечен был подполковник милиции. Он молчал, подполковник, в стороне стоял. И тут появился мужчина усатый, небольшого роста, приземистый, коренастый. Представился сотрудником префектуры города Москвы. Виноват, правительства Москвы. И начал предъявлять нам этот... что мы катаемся, а не работаем. Записали мою фамилию как старшего и сказали, что у меня все будет плохо. Я ему в ответ: «Вы о..ели? Как я пешим порядком доберусь до противоположного берега, чтобы мангал предотвратить? Пешком по воде?»

Побирохина как будто отпустило. Он ожидал худшего. Плохой статистики, поножовщины, половой распущенности. А тут только рукой махнул:

– Ай, я уже по этому поводу получил. И не надо мне ничего объяснять. Я не первый год в армии. Я знаю, что это такое – начальство. Вы как с ним разговаривали?

– На повышенных тонах.

– На мужской половой член не послали никого?

– Чуть-чуть осталось. Он предъявил нам бомжей. Мы ему: «Вася, у нас обход водной, нах, акватории. На тот берег мы не можем как вплавь, так и в пешем порядке. Потому как пешком по воде не ходят». А он мне: «А вот бомжи на территории». А я ему: «И что?»

– Я все понял. Вы точно не посылали никого?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

Slava , 05.10.2010 20:11

Написали хорошо, по-русски, почти без вырезания мата. Очень жизненно описали ситуацию.

gadget , 30.03.2011 00:13

да прикольная манера общения

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Детство заиграло

18 августа в помещении Музея советских игровых автоматов на Ордынке прошел чемпионат «Битва роботов»

Стремительно пожаренные корнеплоды

Мобильная кулинария Алексея Нгоо

Позор семьи

Колонка Виктора Ландера «Идиот с дуршлагом»