Не числом, а умением…

Леонид Коробов| опубликовано в номере №570, Февраль 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Это было в 1945 году, в последние часы войны. Из подвалов рейхстага, взятого с боем нашими бойцами, выходили пленные фашистские молодчики. Они выстраивались в длинную шеренгу на Королевской площади. И когда последний немец пристроился к шеренге, на ступенях каменной лестницы рейхстага появились санитарные носилки. Их несли двое советских солдат. На носилках лежал под шинелью наш офицер с забинтованной головой.

Окровавленные бинты на голове офицера привлекли внимание всей многотысячной немецкой колонны. Бойцы несли носилки вдоль колонны немецких пленных. Раненый офицер всматривался в лица пленных, как бы кого-то отыскивая. Но вот носилки поровнялись с срединой колонны, и раненый офицер сказал:

- Стоп, солдаты!

Носилки остановились. Офицер всмотрелся в лицо немецкого коменданта рейхстага.

- Ну, что, убедились, что наш Суворов оказался сильнее вашего Мольтке? - сказал с улыбкой раненый.

Фразу нашего офицера тут же перевели немецкому коменданту, и его дрожащая правая рука потянулась под козырёк.

Чтобы понять суть сказанного нашим офицером, надо вернуться на несколько часов назад, в рейхстаг.

Раненый офицер был Александр Владимирович Соколовский, помощник командира полка по строевой части, того самого полка, который брал рейхстаг.

Во время боёв немцы решили выиграть время, и пошли на переговоры с Соколовским, который командовал подразделениями своего полка в здании рейхстага. Соколовский несколько солдат и офицеров встретились с немецким комендантом. Гитлеровец держал руки за спиной, на голове не было фуражки. Соколовский, смотря на самодовольное лицо коменданта, догадался, что тот специально снял фуражку, чтобы не приветствовать наших парламентёров.

- Вы должны положить оружие, - сказал немецкий комендант.

- Почему так? - спросил его Соколовский.

- Нас тысячи, а вас всего в рейхстаге сотня, - улыбнулся комендант, - и сложить оружие должны вы, а не мы.

Один из наших офицеров сказал:

- Так что же... я в Берлин пришёл вам в плен сдаваться? Я пришёл в Берлин вас пленить или уничтожить. Даём десять минут на размышления. Ваше положение безвыходное.

- Но вас всего сотня, - с насмешкой произнёс комендант.

- Воюют не числом, а уменьем, говорил наш Суворов, - сказал Соколовский.

- Наш Мольтке был сильнее вашего Суворова и говорил, что на войне не бывает безвыходных положений, - снова с улыбкой сказал немецкий комендант.

- Посмотрим, кто сильнее: ваш Мольтке или наш Суворов.

Переговоры прекратились, и бой в рейхстаге возобновился с прежним ожесточением. Через несколько часов немецкий гарнизон в рейхстаге запросил пощады и капитулировал.

Комендант смотрел на бинты Соколовского и вполголоса что-то сказал соседу, очевидно, своему помощнику. Фразу, сказанную комендантом, наш переводчик перевёл Соколовскому: «Я восхищаюсь мужеством русских».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены