На волейбольном перепутье

Евгений Бирун| опубликовано в номере №857, Февраль 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Известно, что волейбол «изобрел» американец Вильям Г. Морган. «Отец» этой игры вряд ли ожидал огромной популярности «летающего мяча». Во всяком случае, мистер Морган умер, не дождавшись триумфа своего детища. Отчий дом был неласков к волейболу. Зато впоследствии его приютила Европа. Здесь он окреп, набрался сил, вырос в полном смысле слова в спортивную игру... Но только теперь, в наши дни, волейбол, образно говоря, начинает мужать по-настоящему. С включением в программу Олимпийских игр кончилась пора его отрочества. И... тут-то волейбол и стал показывать свой норов. На шестьдесят седьмом году существования (то есть в период расцвета, ибо есть виды спорта, насчитывающие не одну сотню лет) у волейбола обнаружился прямо-таки стариковский характер. Игра начала скучнеть. Перед специалистами — встали проблемы, выражаясь фигурально, воспитания отбившегося от рук вида спорта...

Спортивные игры имеют одну примечательную особенность. У всех у них прогрессивным началом является нападение. "Увлечение всякого рода оборонительными тактическими вариантами в футболе, хоккее и баскетболе расценивается как шаг назад или по крайней мере топтание на месте. В волейболе все наоборот. Как это ни парадонсально на первый взгляд, именно пристрастная любовь к атакам и привела волейбол в тупик, сделала его менее интересным, однообразным, наконец, скучным.

Во время чемпионата мира, который проходил в СССР минувшей осенью, газета «Советский спорт» опросила видных наших и зарубежных специалистов. Суть двух вопросов анкеты сводилась к будущим проблемам развития волейбола. И что же? Никто из опрошенных не сказал, что волейбол идет правильным путем, что все обстоит хорошо. То единодушие, с которым специалисты высказались за необходимость каких-то реформ в правилах игры, уже само по себе показательно. Как говорится, дыма без огня не бывает.

Что ж, давайте попытаемся разобраться, в чем состоят главные беды сегодняшнего волейбола.

О разнообразии игры сейчас не может быть и речи. Представляя себе передовую тактику, обычно во главу угла ставят атаку с первых передач. Однако соревнования последних лет убедительно доказывают, что даже лучшие мастера волейбола (это касается прежде всего мужских команд) совершенно не атакуют с первого паса. Хотим мы того или нет, но на площадках процветает игра в три касания. Казалось бы, это должно повести к увеличению комбинаций. Ведь игра в три касания сама по себе таит неисчерпаемый запас комбинационности. Однако статистика да и просто наблюдения говорят о другом: тактика нападения становится все более примитивной (иногда, стремясь избежать этого неприятного термина, заинтересованные специалисты заменяют его определением «рациональная тактика»),

И, несмотря на это, мощь нападения в волейболе растет. Оборона на задней линии не может соперничать с бомбардирами, а они продолжают оттачивать оружие, делая атаки еще более сокрушительными. К чему сейчас практически сводится борьба в волейболе? К единоборству у сетки. Оно скоротечно, как уличная катастрофа. Соперник атакует — сумей его сблокировать. Не удалось — проиграл. Удалось — выиграл. На защиту (помимо блокирующих) надежд мало. Сила ударов, индивидуальное мастерство бомбардиров настолько возросли, что принимать пушечные мячи (которые, как выражаются волейболисты, летят словно после удара ногой) почти невозможно, тем более без ошибок. Поэтому защитники используются преимущественно на подстраховке.

Но пойдем дальше. Игра в обороне всегда составляла наиболее эмоциональную сторону волейбола. Защита, возвращавшая в игру, казалось, безнадежные мячи, привлекала зрелищностью и разжигала азарт нападающих своей непробиваемостью. Ныне почти все это предано забвению. Игрок с амплуа нападающего и средними достоинствами ценится выше защитника или пасующего такого же класса. Комплектуя команды, тренеры отдают предпочтение рослым спортсменам. Руководствуются тренеры при этом вполне понятными мотивами: усиливают одновременно и нападение и оборону. Под обороной имеется в виду блокирование, которому при нынешней игре отводится главная роль в защитных действиях.

Итак, судьба волейбольной встречи решается у сетки, где спор ведут нападающие, выступающие попеременно то в роли бомбардиров, то в качестве блокирующих. У сетки идет упорная борьба. Но упорная не значит захватывающая. Тут все определяется динамикой событий. Возьмем, к примеру, забег спринтеров, который длится десять с небольшим секунд. Зритель при этом не успевает перевести дыхание. Розыгрыш комбинации в волейболе еще короче. Больше чем до трех не досчитаешь. Тот, кому приходилось высидеть пятьдесят забегов на стометровку, может требовать медаль за упорство. Зато в другой раз на «День спринтера» его не затянешь: пресыщение страшнее голода. Это лучше других познал волейбольный зритель. На чемпионате страны по волейболу двери московского Дворца спорта открывались в одиннадцать утра, закрывались в двенадцать ночи. Зрители еле высиживали до конца. Причем утомляло не общее количество игр, а каждая в отдельности. Первый пас, второй, удар — свисток судьи. И все начинается сначала — подача, пас, удар и свисток. Скучно? Не всем. Игроки в азарте не замечают беспрерывных остановок. Они не чувствуют примитивности того, что происходит. Зрителям со стороны заметнее. Сильной атакой в волейболе нынче не удивишь никого: умеют многие. Тем более наблюдать за одними атаками в течение двух часов, что и говорить, неинтересно!

Да, не случайно, отвечая на анкету «Советского спорта», все специалисты высказались за необходимость серьезных реформ в волейболе. Они начинают задумываться над причинами, порождающими скуку на состязаниях волейболистов. Объективно говоря, никому еще не удалось найти очаг, из которого выползает скука. Во всяком случае, в прессе не появлялось всесторонне аргументированных и обоснованных высказываний по этому поводу — Это и понятно. Чтобы обосновать правомочность нашего разговора, пришлось написать немало фраз. Ответить же исчерпывающе на вопрос, почему волейбол зашел в тупик, еще труднее. Можно лишь привести три точки зрения на причину снижения зрелищности волейбола.

Смысл первой в следующем. Атакующие приемы не раз уже одерживали верх в споре с волейбольной обороной. И каждый раз начинались толки о надвигающейся «смерти» волейбола. Так было пять-шесть лет назад, когда сильная боковая подача буквально подавляла сопротивление пасующих и партии заканчивались молниеносно со счетом 15:3, 15:1, причем команды проигрывали иногда по десятку очков кряду. Специалисты били тревогу. Обсуждались проекты изменения правил. Волейбольный кодекс обвинялся в излишней строгости. Судей призывали смилостивиться и закрыть глаза на ошибки. Люди, менее подверженные пессимизму, предлагали оставить в покое правила и их служителей-арбитров, но взяться как следует за усиление обороны. Как оказалось впоследствии, это предложении было самым мудрым. Прием сильных мячей двумя руками снизу обезвредил пушечные подачи. Правда, пока сторонники обороны раскачивались, осваивая прием мячей снизу, выискивая наилучший вариант расстановки игроков, чтобы успешнее брать подачу, волейбол пережил настоящую депрессию, вызванную агрессивными атакующими действиями нападающих. Но и это можно исправить. Надо восстановить соотношение сил между нападением и защитой, и игра, естественно, приобретет тогда необходимый ей зрелищный интерес.

Что ж, в этих рассуждениях немало логики. Вторая точка зрения более проста. Она объясняет кризис довольно сложным, а порой бесправным положением тренера. Среди спортсменов ходит этакая полушутка: выигрывает команда, проигрывает тренер. В ней известная доля смысла. Фигура тренера всегда под огнем. От него ждут только побед, очков, и чем скорее, тем лучше.

Не у каждого хватит авторитета, а может быть, смелости и веры в свои силы, чтобы сказать: «Дайте мне три года, и команда выйдет в лидеры». Большинству тренеров сразу же и в дальнейшем постоянно приходится вести питомцев на штурм и добывать лавры. Погоне за очками подчинено все. Тут уж не время экспериментировать, разучивать новое, заниматься творческими изысканиями. Некогда. Требуется что-нибудь попроще, зато освоенное.

Так появляется на свет элементарная игра в три касания с минимальным использованием комбинаций. При наличии подходящих исполнителей — прежде всего нападающих и средней руки пасующих (хотя бы одного в команде)— можно рассчитывать на определенный успех. И команды начинают максимально упрощать игру. Надо сказать, что поскольку большинство соперников откровенно или завуалированно придерживается таких принципов, то зрителям приходится пока лишь ждать волейбола в лучшем понимании сути и смысла этого вида спорта.

Как видим, и в этих рассуждениях есть здравый смысл. Но давайте посмотрим, о чем ратуют представители третьей точки зрения. Они самые решительные. Они считают, что волейболу необходимы стимуляторы. Необходимо менять правила. Это громкая фраза. Но, несмотря на кажущуюся громкость, она стоит того, чтобы к ней прислушаться. В самом деле, правила волейбола, в общем-то молодой игры, довольно консервативны. За последние полвека они претерпели незначительные изменения.

А техника и тактика так далеко шагнули в своем развитии, что рамки правил оказались не просто тесны, они уже тормозят дальнейший прогресс.

На границе, разделяющей две команды, идет самая напряженная борьба. Нападающие спокойно примеряются, как бы получше ударить. А блокирующие мечутся вдоль сетки. Они бессильны что-либо предпринять и помешать соперникам. Только в последний момент они могут попытаться преградить путь мячу ладонями. Условия борьбы явно неравны. Если еще учесть, что блокирующие, касаясь мяча, ни в коем случае не должны переносить руки на сторону соперников, то можно вполне понять сложности, возникающие перед защитниками, арбитрами и... зрителями. Последним все время приходится быть свидетелями того, как борьбу регулярно выигрывают бомбардиры (и раздается свисток), как очень часто ладони блокирующих оказываются за сеткой (и снова свисток) и, наконец, как нередко ошибаются сами судьи, фиксируя перенос рук (и опять-таки свисток). В итоге бесконечные остановки игры.

Действительно, сколь долго мы ни выискивали бы причин, привносящих скуку в волейбол, ни одна из них по значимости не может сравниться с вопросом изменения некоторых пунктов правил. Первое, что нужно сделать, дабы уравнять возможности защиты и нападения,— это ОБЪЯВИТЬ ЗОНУ ИЛИ, ГОВОРЯ ТОЧНЕЕ, ПРОСТРАНСТВО НАД СЕТКОЙ НЕЙТРАЛЬНЫМ. РАЗРЕШИТЬ ИГРОКАМ ОБЕИХ КОМАНД КАСАТЬСЯ МЯЧА НА СТОРОНЕ ПРОТИВНИКА, НЕ ДОТРАГИВАЯСЬ ДО СЕТКИ. Минимальное воображение позволяет предвидеть, как в таком случае пойдет игра. Пасующие не отважатся посылать мяч бомбардирам к самой сетке, ибо там его смогут перехватить соперники. И нападающим, видимо, придется атаковать примерно в метре от сетки, а может быть, и чуть дальше. Это лишит атакующую сторону возможности посылать мячи непосредственно на переднюю линию противника. Только после блестящей комбинации, когда удастся вывести игрока на завершающий удар без блока, пасующие могут позволить себе передачу как угодно близко к сетке или даже за нее. Причем это можно осуществить не за счет каких-то преимуществ в росте или прыгучести, а за счет тактического превосходства и высокой техники исполнения. Как видите, нападение будет лишено нынешних привилегий. Атакующим придется отказаться от прямолинейной силовой игры (самые сильные мячи, пробитые с дальних позиций, принимать легче, чем удары с близких к сетке передач) и всерьез заняться расширением тактического арсенала, которое без высокой и разнообразной техники невозможно.

Трудно даже представить себе, какое облегчение почувствуют волейбольные арбитры, коль скоро им не придется следить за переносом рук на сторону соперников. Наиболее сложный вопрос в судействе — игра над сеткой — исчезнет без следа. Судьбу единоборства в пограничной зоне будет решать не точность постановки рук блокирующими и замаха бомбардира, а ловкость, быстрота и умение предугадать действия противника. Но главное, что таит в себе введение нейтральной зоны над сеткой,— это огромный выигрыш зрителей от принятия новых правил. В волейболе исчезнут скоротечные розыгрыши мяча. Он вновь будет подолгу держаться в воздухе. С увеличением возможностей обороны игра опять обретет гармонию, эмоциональность и, конечно, зрелищность. А ведь об этом все и мечтают!

Подчеркнем, что мы так подробно остановились на приобретениях, которые сулит изменение лишь одного пункта волейбольного кодекса потому, что они обещают резко оживить волейбол. Вряд ли любое другое новшество будет так же настойчиво взывать к изменению тактики, повышению квалификации волейболистов и возвращению к волейболу, в котором ценились бы прежде всего мастерство исполнения и глубина мысли, а не только сила и рост.

Постоянно дискутируются и другие предположения об изменениях правил. Тут и увеличение высоты сетки, и введение четвертого касания, и отмена или приближение к сетке трехметровой линии, разрешение участвовать на блоке игрокам задней линии. Все это представляет определенный интерес. Но наибольшего внимания заслуживают два проекта. Первый направлен на увеличение возможностей защитников в организации ответной атаки. ПРЕДЛАГАЕТСЯ НЕ ЗАСЧИТЫВАТЬ КАСАНИЕ МЯЧА БЛОКИРУЮЩИМИ ЗА ПЕРЕДАЧУ. Это нововведение, безусловно, прогрессивно, и его можно было бы осуществить и в случае признания нейтральной зоны над сетной.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Звание присвоено, а дальше?

Раздумья о коммунистическом труде