На великом переломе

И Сталин| опубликовано в номере №156-157, Июнь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из речи на XV съезде ВКП(Б)

Мы стоим на правильном пути, политика нашей партии правильна.

А из этого следует, что, двигаясь по этому пути, мы придем наверняка к победе социализма в нашей стране, к победе социализма во всех странах. Это еще не значит, что у нас не будет трудностей на нашем пути. Трудности будут. Ко мы их не боимся, ибо мы - большевики, закаленные в огне революции. Трудности будут. Но мы их преодолеем, как преодолевали до сих пор, ибо мы - большевики, выкованные железной партией Ленина для того, чтобы бороться с трудностями и преодолевать их, а не хныкать и плакаться.

Товарищи! К победе коммунизма в нашей стране, к победе коммунизма во всем мире - вперед!

Партийные съезды - вехи неустанной, проникнутой железной решимостью борьбы за социализм. На историческом пути пролетариата они передвигаются все ближе к конечной станции, к тому бесклассовому обществу, перешагнуть рубеж которого можно, только пройдя через чистилище пролетарской диктатуры и беспощадного подавления свергнутых эксплуататорских классов.

XV съезд только раскрывал первую страницу новой главы классовой борьбы, вытекавшей из того неоспоримого факта, что в деле соревнования капитализма и социализма на основах нэпа на стороне социализма образовался непрерывно растущий решительный перевес. Он выдвинул коллективизацию в качестве «первоочередной задачи». На протяжении между XV и XVI съездами коллективизация стала не только первоочередной задачей, но и фактом первоочередной важности. Фактом такой силы, такого размаха, что стал возможен лозунг ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации. От политики вытеснения и ограничения кулачества мы перешли к полному лишению в районах сплошной коллективизации этого класса кровососов - эксплуататоров его производственной базы.

Отдельные, разрозненные ручейки коммун и артелей, которые пробивались сквозь чащобу замшелых индивидуальных хозяйств, за эти годы превратились в мощный, полноводный поток.

Излишнее усердие людей, у которых головокружение от успехов омрачило политическое сознание, привело к перегибам. Середняка в отдельных местах тянули в колхозы за шиворот, да и раскулачивали за компанию с подлинным кулаком или даже забывая о последнем. В колхозах обобществляли кур и гусей. Этой чрезмерной «левизной» отличались подчас явно кулацкие агенты, в иное время ратовавшие против колхозов, но в большинстве своем перегибщиками были люди, забывшие задачу сохранения союза с середняком, забывшие ленинское указание, что насильно создавать коллективное хозяйство нельзя. Перегибы нанесли огромный ущерб колхозному движению, вызвав целую волну отливов, уходов из колхозов.

Все же в итоге сохранились мощные колхозные массивы. Шутка сказать: на 20 мая посев колхозов составлял 25.586 тысяч га в то время как площадь посевов единоличников равнялась 28 613 тысяч га. Колхозы по своему удельному весу стали почти равны единоличникам. Эта гигантская перестройка крестьянских хозяйств является одной из важнейших черт периода между XV и XVI съездами партии. Происходит то ускорение в движении вперед вместе с основной массой крестьянства, о котором говорил когда - то Ленин. Происходит выкорчевывание самых корней капитализма, ибо мелкособственническое товарное хозяйство является той стихией, которая неизбежно ежечасно рождает капитализм. Происходят вместе с тем решающие сдвиги в расстановке классовых сил. Если раньше середняк - единоличник, являясь нашим союзником, в силу своей двойственной природы (как трудящийся и как торгаш, товаропроизводитель, владелец средств производства), был подвержен колебаниям, то, оказавшись в колхозе, он с этими колебаниями расстается. Он делает окончательный выбор - выбор социалистического пути развития - и с этих пор становится прочной опорой партии и советской власти.

Меняется лицо страны. Там, где раскинулась песчаная пустыня, легли стальные жилы Турксиба. Тракторострой, Днепре - строй - тысячи гигантских кладок, которые должны в ближайшие годы уже включиться в могучую систему социалистической индустрии. Первый год пятилетки дал резкое превышение намеченного выпуска промпродукции - 24% роста вместо 21,4%. Задание на следующий год было повышено: 31,3% вместо 21,5%. Оно оказалось на первое полугодие выполнено не полностью: достигнуто повышение на 29,4%. Все же наметки пятилетки оставлены далеко позади, несмотря на вредительство части инженеров, ставших агентами сбежавших за границу капиталистов, несмотря на то, что во многих случаях мы по-прежнему работаем по - варварски, неумело, расходуя бездну лишних сил и средств. Основной силой, движущей быстрыми темпами нашу промышленность, стало социалистическое соревнование масс и движение ударных бригад. Эти новые социалистические формы труда, показывающие осознание рабочими массами своей кровной заинтересованности в росте социалистической промышленности, охватили еще не всех пролетариев. Борьба за дальнейшее перевыполнение плановых заданий неотделима от широкого развертывания именно этих форм организации труда, немыслимых в условиях капиталистического предприятия.

В ударничестве, в социалистическом соревновании комсомол стоит на одном из первых мест. Энтузиазм рабочей молодежи, запечатленный в «Выстреле» Безыменского, - это только неприкрашенная правда заводских будней. Комсомол бросил до 200 тысяч на преодоление узких мест в нашем строительстве (шахты, металл, новое строительство и т. д.). В один Тракторострой вольется 7 000 горячих, охваченных пафосом стройки комсомольцев. И комсомол останется на аванпостах в дальнейшей борьбе за темпы. Небывалые успехи социалистической промышленности, которых не могут умалить множество недостатков и прорывов, входят неразрывным звеном в дело социалистической реконструкции всего народного хозяйства. Рост индустрии позволил поставить вопрос о создании широкой машинной базы для колхоза и совхозов, обеспечил техническую перестройку сельского хозяйства. Ведущая роль индустрии неизмеримо выросла.

Мы уже стоим непосредственно на перевале к социализму, хотя подъем продолжает оставаться крутым, почти отвесным. На такой высоте не все способны сохранить политическую трезвость. Нашлись люди, которые ближайшие подступы к социализму стали расценивать как триумфальную арку: все трудности, мол, преодолены, стоит только шевельнуть вожжами, и мы на курьерских подкатим к желанной остановке. Заговорили о «закате нэпа», что вопрос о том, «кто кого» победит, уже снят жизнью. Забыли о том, что борьба с кулачеством не закончена, что оно оказывает жесточайшее сопротивление: забыли о том, что вне коллективизации остались огромные пласты середняцкого крестьянства (во всяком случае, большая часть), которых надо еще завоевать. Забыли, наконец, о том, что нэп неизбежно остается существовать до тех пор, пока сохраняется рынок, базар, а рынок нельзя закрыть по приказу, не ссорясь с середняком.

Новый этап социалистического строительства, конечно, качественно отличается от первых лет нэпа, когда в торговле частник господствовал; когда наша промышленность составляла какую - то дробь в сравнении с довоенным уровнем, а колхозы были редкими островками в океане мелкособственнических хозяйств. Но эти отличия не снимают основы нэпа, заключавшейся в допущении известной свободы товарооборота, открывавшей клапаны для развития индивидуального середняцкого хозяйства. Городская буржуазия, кулаки были только сопутствующим злом. Разговоры о «закате нэпа» ведут к замазыванию действительных задач текущего периода, затушевывают подлинную расстановку классовых сил и тем самым могут только тормозить дальнейшее успешное продвижение вперед.

Новый этап социалистического строительства блестяще опровергает все те гадания на кофейной гуще, которыми нас угощали и троцкисты, вопившие о перерождении Советского государства и партии, и правые оппортунисты, требовавшие отказа от взятых темпов индустриализации и коллективизации. Партия оказалась полностью права, ведя беспощадную борьбу на оба эти фронта. Небезынтересно, что Троцкий сейчас, когда определились неопровержимые достижения индустриализации и коллективизации, круто повернул к позициям правых. Он уже не требует «сверхиндустриализации», а пытается доказать непосильность взятого разгона. Он доказывает, что коллективизация осуществима лишь в течение десятилетий. Левая маска сорвана окончательно с лица Троцкого, все быстрее теряющего остатки своей «ура - революционной» фразеологии. Несомненно, что именно разгром троцкизма, отрицавшего возможность построения социализма в одной стране, не верившего, в возможность социалистической переделки середняцких хозяйств, был одним из условий быстрого темпа успехов социалистического строительства. С другой стороны, нельзя было бы придти к сплошной коллективизации, руководясь правооппортунистической теорией врастания кулака в социализм.

Несомненно, однако, что лозунг «главный огонь по правой опасности» не снимается с повестки дня. Он дополняется сейчас лозунгом «огонь по левым головотяпам», своими действиями создававшим почву для произрастания правых теорий». Борьба на два этих фронта позволила партия сохранит в чистоте ленинские принципы. Борьба эта продолжается с еще большей остротой.

Возрастанию наших успехов на фронте социалистического строительства сопутствует рост симпатий пролетариата всего мира к цитадели пролетарской революции и рост ненависти к ней всех сил старого капиталистического мира. Относительное укрепление капиталистической экономики, наступившее после первых лет бурного послевоенного кризиса, оказалось непрочным. Капитализм, не смог, несмотря на все старания, произвести такой перестройки рядов, которая снимала бы основные противоречия, возникшие на основе послевоенного кризиса. Сейчас мы имеем бурный кризис в Сев. - Ам. Соед. Штатах, бешено растущую безработицу в Германии, Англии, решительный распад внешнего благополучия во всех капиталистических странах. В условиях кризиса усиливается революционное рабочее движение, развертывающееся под знаменами компартий, и движение масс в капиталистических колониях и полуколониях. События в Индии, восстание в Индо - Китае, движение за советы в Китае показывают, насколько накалена почва в странах Востока. С тем большей ненавистью и злобой взирают капиталистические державы на успехи социалистического строительства в СССР. Они энергично готовятся к походу против СССР, мобилизуя для этого и римского папу, и фальшивомонетчиков, изготовляющих советские червонцы для подрыва нашего финансового хозяйства, и вредителей в СССР, и своих социал - лакеев за границей. В ход пускается экономическая блокада, создание всяческих рогаток нашему экспорту, отказ в кредитах, все, вплоть до снова всплывшей дикой басни о «национализации женщин», являвшейся перлом антибольшевистской агитации в годы гражданской войны Правда, теперь речь идет уже о «коллективизации» - тупоумная клевета чуточку подновлена, - но какой степенью озлобления надо страдать для того, чтобы пойти на такую выдумку!

Таков международный фон, на котором происходит наше движение к социализму. В этих труднейших условиях ВКП(б) с исключительной зоркостью приходится следить за борьбой братских компартий. Накануне новых революционных боев происходит новый отсев случайных попутчиков компартии. Коминтерн безжалостно отсекает всех правых, восстающих против подлинно - революционной тактики и лозунгов, и ведет решительную борьбу против мнимо - левого сектантства, преграждающего путь к завоеванию масс. Особенную остроту приобретает задача поворота к массам для Коминтерна молодежи. Коммунистические юношеские организации в странах капитала явно отстают от темпов революционного движения в целом. Крепя связи с братскими отрядами мировой революции, ВКП(б) ведет неустанную работу над пробуждением всех творческих сил рабочего класса СССР. Именно благодаря этому остается она непреклонной партией пролетарской диктатуры, показывающей пример зарубежным секциям Коминтерна.

Троцкисты предрекали партии бесславную судьбу перерождения, отрыва от рабочих масс. За время с XV съезда в партию влились сотни тысяч рабочих от станка. Более того, в партию вступают целыми цехами, целыми предприятиями. Что, как не величайшее укрепление авторитета партии, величайшее доверие к партии, как к истинной выразительнице своих классовых интересов, кроется за тягой масс в партию?

Огромную роль в этом процессе сыграло широкое развертывание пролетарской самокритики. В области самокритики, как и в других областях, мы, конечно, имеем сопротивление бюрократических косных элементов. Оппортунисты всех мастей только тогда выступают ревнителями самокритики, когда под ее флагом они собираются предпринять атаку на генеральную линию партии. В других случаях они зажимают рот критикующим, используя для этого все средства. Но в то же время самокритика уже сейчас стала важнейшим средством выявления наших недочетов, важнейшим средством проверки качества работы.

В прямой связи с усилением пролетарской самокритики находится широкое движение рабочих масс за улучшение госаппарата. Рабочие бригады, участвовавшие в чистке аппарата, выявили множество искривлений и неполадок, остававшихся книгой за семью печатями для обычных ведомственных ревизоров. От участия в чистке рабочие перешли к шефству, к постоянному контролю над аппаратом. Новые формы вовлечения рабочих в контроль над аппаратом послужили дополнительным резервуаром для выдвиженчества. Все большее и большее количество рабочих вливается в госаппарат, для того, чтобы перестраивать его сообразно темпам и требованиям реконструктивного периода.

Мы подошли к тому этапу, когда при сохранении пролетарской диктатуры массы все больше начинают непосредственно управлять; грань между управляющими и управляемыми становится все тоньше, все незаметнее. Закладываются первые ячейки того «государства коммуны», о которых писал Ленин.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и трагической кончине Александра Сергеевича Грибоедова, о временах царствования царя Петра III, о «советском Сусанине»  Матвее Кузьмиче Кузьмине ставшем Героем Советского Союза в 84 года, об Александре Матвеевиче Понятове, нашем соотечественнике, изобретателе видеомагнитофона и основателе всемирно известной фирмы «Ампекс», беседу с нашей замечательной современницей доктором медицинских наук Марьяной Анатольевной Лысенко,  окончание остросюжетного  романа Леонида Млечина «Пока я не скажу: «Прощай» и многое другое



Виджет Архива Смены