На первом антиимпереалистическом конгрессе молодежи

П Борецкий| опубликовано в номере №132, Август 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Франкфурт - на - Майне, где происходил I Антиимпериалистический конгресс молодежи, расположен почти на французской границе - в восьми часах езды от Берлина, сердца не только современной буржуазной Германии, но и основной крепости сил революционных пролетариев Германии. Этот один из крупнейших городов Германии наиболее подходил для созыва конгресса в силу ряда обстоятельств.

Для нас, впервые попавших заграницу, весь конгресс и все связанное с ним представляли необычайный интерес.

Прежде всего, техническая обстановка самого конгресса для нас была весьма любопытной. Его заседания происходили в большом зале Дома ремесленника, принадлежащего социал-демократии. У немцев залы заседаний обставлены так, чтобы дать участвующему полную возможность чувствовать себя, как дома. Вместо длинных рядов стульев, скамеек, которые приняты у нас, в каждом «порядочном» помещении для собраний, в немецком социал-демократическом зале расставлены чистенькие столики на 4 - 6 человек. Услужливые официанты бесшумно носятся по залу, разнося минеральные и фруктовые воды, но больше всего - пиво. В Германии пиво пьют все, при всех обстоятельствах, по всякому поводу. Неизменным спутником любого социал-демократического собрания - это пиво, черное и светлое - на выбор.

Только коммунистические собрания в этом отношении отличаются от других.

Наш зал заседания, в силу своей социал-демократической «принадлежности», был обставлен так же. Не раз бездействующие официанты удивленно посматривали на делегатов конгресса, которые так много говорят и так мало пьют, да и то только минеральную воду.

Внимательно рассматриваем собравшихся участников конгресса; Их не так уж много, не больше 60 - 70, но зато здесь представлено удивительно большое число стран, национальностей, рас. Вот, например, представители китайской, японской и корейской молодежи. Два молодых индуса о чем - то оживленно разговаривают с английскими делегатами. Представлены, помимо основных европейских стран, также и Индонезия, Мексика, Сирия, Индо - Китай, Алжирия. Прибыл и представитель негритянской молодежи из Соединенных Штатов. Из ряда стран, в силу примененного правительством террора, делегаты не смогли получить визы на выезд; в таких случаях молодежь этой страны представительствовали революционные колониальные студенты, учащиеся в Европе.

Нам известно, что политический состав нашего конгресса далеко не однороден. Это наглядно выявилось при обсуждении некоторых вопросов. Но это, ведь, совершенно понятно, ибо Лига борьбы против империализма - это не коммунистическая организация. Коммунисты лишь сотрудничают в ней с наиболее революционным элементом других политических течений и партий, а также с отдельными видными политическими и общественными деятелями, которые желают вести действительную борьбу против империализма. Нам здесь довелось впервые выслушать выступления и видеть тактику анархистов, пацифистов и социал-демократов и с некоторыми поговорить и поспорить во время перерывов.

Время для проведения конгресса дано было весьма ограниченное - только два дня. Вслед за ним должен был открыться общий конгресс Антиимпериалистической лиги. Поэтому нам приходилось спешить, объединять прения по нескольким пунктам порядка дня и т. д.

В центре внимания конференции, прежде всего, вопрос о СССР - о его защите, о военной опасности и о методах борьбы против готовящейся империалистами новой войны - и о конкретных задачах революционной молодежи метрополий.

Первым резким диссонансом в работе конгресса прозвучала речь голландского анархиста, худого длинноволосого парня. При его вступлении на трибуну было нетрудно по его внешнему виду определить его партийную принадлежность и ту сумму взглядов, которую он развивал. Бурей негодования встретил конгресс его заявления о том, что ему «неизвестно - отсутствует ли милитаризм в СССР» и что на случай войны империалистов с СССР - «мы против Советского Союза будем воевать».

Из того факта, что сами представители колоний беспощадно раскрыли настоящее лицо этого голландца, разоблачая пораженческую, враждебную по отношению к СССР установку его речи, видны тот колоссальный авторитет и та колоссальная любовь, которыми пользуется СССР среди угнетенных народов колоний.

Анархист в ответ на решительный отпор ему делегатов колоний пытался сделать красивый жест и покинул зал, но поскольку это ни малейшего впечатления ни на кого не произвело, он позже тихонько возвратился в зал заседаний и на второй день конгресса выступил вторично, заявляя, что его не так поняли, что его слова передергивают и т. д. Но даже с этими оговорками позиция, которую он как представитель анархистов все же пытался отстаивать, выдала его и его единомышленников с головой.

Мы бегло побеседовали с этим человеком и он забросал нас цифрами, показывающими якобы беспрерывный рост анархистского движения во всех, даже самых отдаленных странах. Особенно лепетал он об успехах в Германии. Когда же мы попытались связаться и побеседовать с местной анархистской группой, мы убедились, что весь ее количественный успех ограничивается 10 членами, из которых 8 человек - подростки, а их политический багаж заключался в том, что они неутомимо повторяли нам заученные фразы, взятые из анархистской печати, о том, что Красная армия - орудие империализма, что в СССР заставляют рабочих насильно вступать в профсоюзы, что СССР не отличается от любой капиталистической страны своим режимом и пр. и т. д. Наши оппоненты вспомнили даже Кронштадт - мол, если у вас власть народа, почему же подавили силой Кронштадт, когда там народ хотел сам управлять собой? Очень подробно и долг мы объясняли им сущность диктатуры пролетариата в СССР и как пролетариат защищает завоевания революции от покушений внешних и внутренних врагов. Мы указали им и на то, что они, быть может, сами этого не подозревая, повторяют ту клевету и ложь о СССР, которой полна вся буржуазная печать, помогают буржуазии. Обратили мы их внимание и на падение кривой анархистского движения и на фактически дезорганизаторскую роль анархистов в рабочем движении. Большинство анархистов слушало внимательно, только один (видно, руководитель группы) реагировал очень нервно на наши объяснения и по окончании обратился к нам со следующими словами:

- Мы знаем, как плохо живется рабочему классу в России. Мы получаем много писем от молодых рабочих из России, и вы нам глаза не замажете вашими рассказами.

Однако, когда мы попросили назвать хоть один завод, на котором работают молодые рабочие, переписывающиеся с ним, он сделать этого не смог.

От пацифистов выступал на конгрессе доктор Опенгаймер. Его речь нас невероятно удивила и заставила недоумевающе посмотреть друг на друга. Речь была на редкость путаной - никто не понял, что хотел сказать этот человек, и, вероятно, он сам этого не знал. Что лучше может осветить путаные взгляды части пацифистов, чем подобная речь человека с высшим образованием, каким является доктор Опенгаймер, весь смысл жизни для которого заключается в том, чтобы изучать процессы классовой борьбы, но который так занят этим изучением, что совершенно забывает о реальной классовой борьбе.

По окончании нашего конгресса мы получили официальное приглашение от пацифистов участвовать в их антивоенной колониальной конференции в Фрейзберге, рассчитанной на неделю - порядком дня в 15 - 20 вопросов. Мы от участия в ней отказались. Вместе с делегацией Немецкого союза на конгрессе мы написали и передали им письменную формулировку нашего отказа. Смысл ее заключался в том, что сейчас напряженная обстановка требует не слов, а дел, действительной борьбы против войны, но все, о чем говорилось на Голландском конгрессе пацифистов в 1928 г., осталось на бумаге, и что мы не можем на себя брать ответственности за конгресс, постановления которого будут лишь пустыми фразами.

Совершенно другого порядка было выступление представителя соцмола. Этот хорошо одетый, гладко причесанный молодой человек, тщательно обходя вопрос о СССР, сконцентрировал свою энергию на желании убедить конгресс в том, что только социал-демократы ведут действительную борьбу за освобождение угнетенных колониальных народов и против войны и что коммунисты эту борьбу лишь дезорганизуют своими демагогическими лозунгами. Каждое его положение делегаты - социалисты (за исключением свободных социалистов), а вместе с ними и анархисты поддерживали криками одобрения.

Выступивший затем представитель КИМ 'а без труда разбил эти лицемерные утверждения. Представители колоний недвусмысленно заявляли, что соцмол проводит политику социал - демократии, в целом являющуюся, в свою очередь, политикой защиты интересов буржуазии.

Таким образом, все попытки анархистов и социал - демократов направить работу конгресса на путь мелкобуржуазного пацифизма и реформизма потерпели крах. Конгресс в своих резолюциях стал на путь объединения трудящейся молодежи метрополий для борьбы на основе революционной программы, выдвинутой коммунистами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Договор четырех

Из эпизодов соревнования