На переднем крае

Сергей Крутилин| опубликовано в номере №572, Март 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Холодный, пронизывающий ветер дует из степи, проникает во все щели будки, стоящей над скважиной.

Каждые четверть часа устало отяжелевшие от неподвижности и холода руки леденеют, и тогда Саша, оставив на минуту трос, на котором держится долото, спешит к невысокой печурке, где тлеют, не угасая, угли. Здесь тепло и уютно. Сняв промасленные рукавицы, он присаживается на обрезок бревна, протягивая руки к огню.

- Садись сюда, - уступая Саше место ближе к печке, говорит Григорий Васильевич, начальник партии буровиков.

Ритмично гудит мотор; щёлкая швом, мелькает рядом шкив, приводящий в движение лебёдку. Всё проверено и отрегулировано, бурение идёт нормально, можно и отдохнуть.

Саша достаёт из бокового кармана рабочей куртки папиросы, закуривает. Ощутив во всём теле тепло, он внимательно посмотрел на свои руки: «Какие жёсткие ладони стали у меня!»

Ещё четыре месяца назад он работал закройщиком на обувной фабрике в Полтаве. Часто на рабочих собраниях Александра Трофименко ставили в пример: лучший стахановец, общественник, скромный и тихий парень... Да... И вот однажды этот тихий парень вдруг заявился к директору фабрики: «Как бы мне расчёт оформить?..»

В дирекции, в парткоме, а больше всего в комитете комсомола, членом которого он состоял, забеспокоились: «Саша, что с тобой?» «А ничего! Решил поехать на строительство Сталинградской гидроэлектростанции». И как его ни уговаривали, ни убеждали, - ничто не помогло. Пришлось дать согласие.

Он приехал в Сталинград в середине ноября. Шёл сырой снег, большие цепкие хлопья ложились на тротуары, облепляли тонкие, молодые деревца, посаженные после войны. Он думал, что увидит остовы развалин, следы страшных пожарищ и разрушений. Но Сталинград встретил его деловым, хлопотливым утром: дымили трубы заводов, спешили к лесам новостроек люди. Саша быстро добрался до Тракторного завода, а отсюда на попутной машине к району строительства гидроэлектростанции - посёлку Рынок. Рынок оказался тихим рабочим посёлком северной окраины. Беленькие низенькие, как на Полтавщине, домики, пирамидальные тополя, сбегающие к Волге. Неподалёку прокладывалось шоссе и железнодорожные подъездные пути, ведущие к будущей плотине. В большом, просторном бараке, построенном капитально, его встретил приземистый крепыш с обветренным лицом - начальник изыскательной экспедиции. Узнав, что Саша прибыл на стройку, похлопал его по плечу и провёл в соседний кабинет.

- Вот, Григорий Васильевич, - обратился он к пожилому мужчине в широком плаще. - Ты жаловался, что у тебя мало людей. Смотри, какого парня я тебе привёл!...

Это и был Комаров, начальник второй партии буровиков.

- Упрямый, - проговорил тогда Григорий Васильевич, выслушав короткий рассказ Саши о том, с какими трудностями он добился освобождения от работы на фабрике. - Такие мне нужны, которые на полпути никогда не остановятся.

За короткое время Саша Трофименко не только изучил сложный механизм буровой, но и показал высокую производительность труда, сдав не одну скважину досрочно. По едва уловимым звукам: гудению мотора, поскрипыванию долота в обсадной трубе - он безошибочно научился определять незначительные перебои в работе, найти неисправность и устранить её. И вот сейчас, разговаривая с начальником партии, он вдруг неожиданно встал и, поспешно натянув рукавицы, подошёл к лебёдке:

- Стоп!

Мотор заглох. Стало тихо-тихо вокруг; только слышно, как посвистывает, налетая из заволжских степей, ветер.

Последнее время бригада, в которой работает Саша, проходит скважину на острове Песчаном. Грунты здесь сложные, труднопроходимые. На этом месте, согласно предварительному проекту, предполагается сооружение основных построек гидроэлектростанции. Пройдёт немного времени, и этот клочок земли, разделяющий Волгу на два русла - одно широкое, к правому, крутому берегу, другое узкое, к левому, - строители отгородят от волжских вод плотным, водонепроницаемым шпунтом. Потом с помощью мощных насосов они выкачают воду и выроют здесь котлован, возведут бетонную стену, установят металлические конструкции.

За узкой протокай будет шлюз. Волжская вода пойдёт обводным каналом. Землесосы будут гнать по трубам песок и гравий в основное русло реки. Миллионы кубометров грунта перекачают они, чтобы преградить путь волжским водам.

Это скоро будет...

Но пока, чтобы дать проектировщикам и строителям представление о грунтах, на которых предполагается сооружение плотины, Саша и его товарищи извлекают из глубин волжской поймы образцы пород. Вынутый из скважины грунт аккуратно укладывается в заранее заготовленные ящички. Сбоку на доске делается пометка с обозначением номера скважины, номера керна, глубины, с которой начато и окончено бурение.

Приходит время, когда за дверцей раздаётся окрик:

- Трофименко! Образцы есть?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены