На островах Хризантемы

опубликовано в номере №11, Июнь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Путешествие комсомольца Ипполита

ДЕНЬ НАЧАЛСЯ, как всегда. Отпуск таял, как всякий отпуск. Зато к вечеру события стали развиваться другим темпом. В 3 часа пришла телеграмма одновременно об убийстве Воровского и об английском ультиматуме. Загудели тревожные гудки, к 5 час. на улицах - десятитысячная демонстрация протеста. На демонстрации встретил Хана.

Между описанием последнего проигрыша шахматы и подробностей Ханкоусской2) забастовки - предлагает нам ехать в Японию.

14 мая

Несмотря на ультиматум, Япония нас впускает. Нас - это шестерку, вызванную чрезвыч. полпред. РСФСР - тов. Иоффе. За 24 часа мы достаем паспорта, визы, деньги. Завтра едем.

15 мая

Итак, паспорт и билет на руках. В 12 сбор на пароходе. Мои спутники, в большинстве почтенные спецы, по - моему, недостаточно восторженно относятся к поездке.

Борт парохода «Хозанмару»

Владивосток не избалован регулярным посещением иностранных кораблей. Число постоянных рейсов, связывающих Владивосток с Японией, ограничивается единственным пароходиком на этой линии. Раз в неделю он отходит из Владивостока и раз из Японии.

Перед отплытием

Первым делом я обегаю весь пароход. Для новичка он представляет занимательное зрелище, но капитан (из нашей семерки) меня быстро расхолаживает. «Старая калоша», - фамильярно отзывается он о японском ковчеге.

Вместе с нами едут целых две миссии, нелюбезно выставленные из Советской республики. Английское и Американское консульства едут колониями: с сухопарыми, долговязыми мистерами и мисс, с выводком младенцев, с сундуками и т. д. Нас они стараются обходить сторонкой и поглядывают косыми, недружелюбными взорами; дети смотрят полуиспуганно и дергают родителей за рукава, требуя разъяснений. Остальная публика: рыбопромышленники, алчущие капиталов для концессий; эмигранты, чающие проехать через Японию в Америку; японские купцы и просто спекулянты.

Разговоры о японской точности - сущий вздор. Явно сказывается незнакомство с лигой «Время». По расписанию пароход должен отойти в 12.

Час... Два... Три... Никаких признаков отплытия. Лебедки грузят трюмы осиновыми чурками, большой и доходной статьей Дальне - Восточного вывоза. Громадные цепи ворочают саженными брусками, как, спичками.

Около лебедок суетятся грузчики и матросы, перекликаясь на своем международном языке: вира» - «майна».

Наконец, с 4 - х часовым опозданием «калоша» собирается трогаться. «Бой» (подросток - прислуга) пробегает по палубе, звеня во всю мочь гонгом. Гудит сирена, плачут провожающие...

Трап поднят

Праздношатающиеся удалены, медленно ползет вверх трап, соединивший нас с твердой почвой. Как полагается, проживающие бегут за судном, машут платочками. Не желая давать пищу японским шпикам, нас никто не провожает. И не надо.

«Обед подан»

Торжественную минуту нарушает тот же бой, приглашая в столовую. Подают полдюжины микроскопических блюд, зло обманывающих комсомольский аппетит.

Открытое море

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены

в этом номере

Комсомольский закал

Из быта гражданской войны