На море и на суше

Сергей Ветров| опубликовано в номере №1387, март 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Комбинат имени Нариманова - «мы многое могли бы...»

Найти это место на карте очень легко: берег Каспия рядом с иранской границей Астара Ленкорань, а вот и Нариманабад.

Здесь находится рыбокомбинат имени Нариманова. Здесь находится рыбокомбинат имени Нариманова.

Вечер. До выхода в море полчаса. Рыбаки сидят в чайхане, допивают чай с маленькими кусочками колотого сахара Последний глоток. Пора.

Восемь сейнеров кильватерной колонной выходят на промысел.

На палубе сейнера «Комсомолец» тесно, пустые ящики сложены в штабеля. Если повезет, к утру они будут полны рыбой. До места промысла идти недолго — часа три. Каждый коротает это время по-своему. Моторист Валя Артищев чистит кефаль на ужин, старпом Ихтияр Куламов возится с лебедкой, матросы Ханлар Кулиев и Муса Алекперов скоблят палубу, убирая следы вчерашнего лова. Ну, а мы со старшим механиком Анатолием Карнауховым стоим на корме.

— Хорошая погода, ни облачка

— Это и плохо, — отзывается Анатолий, — будет яркая луна. Рыба отвлекается. Луна, чайки и тюлени — вот кто нам мешает.

Карнаухов рыбачит уже пятнадцать лет. Начинал матросом, вырос до стармеха. Семья рыбацкая: далеко на севере в Баренцевом море, на плавбазе работает брат. Недавно впервые вышел в море и сын Анатолия. Жалеет Карнаухов, что не на одном судне работают. Сын по профессии электромеханик, а на «Комсомольце» такой должности нет. Рыбацких династии на комбинате много. И немудрено: Нариманабад — поселок небольшой, других предприятий нет, да и мальчишки здесь с детства мечтают о море. Не все, правда, становятся рыбаками.

Экипаж сейнера — восемь человек. Работают в две вахты. Первая до двух ночи, потом вторая. После ужина ребята разбрелись по каютам — поспать, сил набраться. Все, кроме матроса Амиля Гасанова. Он новичок в команде, только вернулся из армии.

— Спать не хочется — он застенчиво улыбнулся. — звезды, луна… Красота какая. Повезло мне. Не верится даже.

Ему действительно повезло. Он попал в самый лучший экипаж комбината — дружный, опытный, сплоченный. Если Амиль придется здесь ко двору, о его будущем можно не беспокоиться. Он это понимает и работает, что называется, не за страх, а за совесть. Впрочем, стараются здесь все, независимо от стажа. Так уж на «Комсомольце повелось. Так работает его капитан.

Али-Рза Керимов. Двадцать пять лет в море. Начал рулевым. Абсолютный авторитет для экипажа. Немногословен спокоен. Вроде бы и не командует — так тихо скажет что-то одному, другому. Сейчас он внимательно вглядывается в показания эхолота. «Комсомолец» сбавил ход. Идет поиск

— Это мальки, — Керимов показывает на медленно ползущую из эхолота ленту, покрытую непонятными узорами, — они нам не нужны. А вот косяк, но небольшой.

Тихо. Только эхолот щелкает. Другие суда уже встали, начали лов.

— Наш капитан гордый, — шепчет мне Ханлар. — там, где все ловить не станет.

Над водой скользит с берега луч прожектора. Рядом граница. Какое-то странное фырканье раздалось за бортом Тюлени. Один, два, десять, пятнадцать.

Первая вахта заняла свои рабочие места. Яркий свет высветил палубу. Капитан стал к лебедке, и трал — огромный синий конус, похожий чайник, перевернутый колпак звездочета с блестками рыбок, застрявших в ячейках, — медленно пошел вниз. Вскоре он исчез под водой, вспыхнули укрепленные в нем мощные лампы, и вода за бортом стала ярко-зеленой. Тюлени подплыли вплотную. Конус идет вверх. Теперь на его конце образовался серебристый шар. Это килька Ханлао открывает заслонку — и живой дождь, сверкая, льется в большое корыто. Ханлао хватает лопату и густо посыпает бурой солью живую, трепещущую массу. А Керимов вновь отправляет конус за добычей. Муса Алекперов заполняет соленой рыбой первый ящик, второй, третий. Работа идет без передышки. Трал вниз — изумрудная вода. трал вверх — серебристый дождь. И так всю ночь напролет. Команда работает молча. Слова не нужны, каждый точно знает, что должен делать.

Пустых ящиков все меньше. Первая вахта подходит к концу. Из кают, позевывая. выбирается следующая четверка. Ничего, с такой работой сон как рукой снимет. К лебедке становится Карнаухов, и все начинается сначала. Конус вниз, конус вверх... Первая вахта пьет чай в кубрике. У Мусы дрожат от усталости руки, но он улыбается:

— Сегодня косяк приличный попался!

И я понимаю его радость — на славу потрудившегося, сделавшего хорошо свое дело человека. Довольна и вся вахта. Но не идет у меня из головы вчерашний разговор с директооом комбината Владимиром Хаджихановым.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о «короле графоманов» Дмитрии Ивановиче Хвостове, о жизни и творчестве  Леонида Андреева, о традициях, которые Юрий Гагарин ввел в звездном городке, о животных, побывавших в космосе, о «величайшим режиссером всех времен и народов» по словам Вуди Аллена  –  Ингмаре Бергмане, о знаменитом «Литературном квартале» в Коктебеле, иронический детектив Павла Стерхова «Свадебный пирог и… немного крови» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

И быль и вымысел сошлись в узоре тонком

Холуйская лаковая миниатюра

Настроение

Зимние экзамены молодых животноводов

Сердце матери

К 150-летию со дня рождения Марии Александровны Ульяновой