На карте не значится

Алексей Воробьев| опубликовано в номере №1363, Март 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

– А не слабо. Машину дадите? Только чтоб плетевоз!

Тогда, два года назад, создавалась новая бригада. Ребята подбирались крепкие, бывалые, Сережка среди них выглядел совсем мальчишкой. Но опытные водители сразу решили: коли с нами, значит, серьезный мужик. Равный среди равных. На мастеров и подмастерьев делиться не стали.

К руководству базы обратились с просьбой назначить к ним мастером-бригадиром Валерия Виданова. Особыми производственными успехами тот вроде бы не выделялся, здешние старожилы видели всяких водителей, но вот уперлись:

– Виданова нам! Другого не хотим. Думается, дело здесь не столько в шоферских, сколько в человеческих качествах. Виданов верит, что суть у любого человека никогда не бывает гнилой, в каждом старается он раскрыть доброе начало. И ради этого не жалеет ни выдумки, ни изобретательности, ни своего личного времени.

Бригаду Виданов принять согласился.

А потом произошло то, что возможно только здесь, в Сибири. Сергей и Валерий долго приглядывались друг к другу и, наконец, разобрались. Узнали друг друга.

– Помнишь, ты еще с собакой гулял. А мы, пацаны, во дворе играли.

– Была собака, правильно! И отца твоего помню.

Оказалось, что оба они не только из одного города – из Комсомольска-на-Днепре. Но – из одного дома! Из одной и той же девятиэтажки. Соседям, чтобы встретиться и подружиться, пришлось поехать в Тюмень, на зимник. Что ж, деталь эта в пользу зимника.

Отец Сережки не смог усидеть без сына в теплом доме. Собрали они с матерью пожитки и опять подались в Сибирь, к парню своему. Работает теперь Виктор Захарович Каркачев в той же видановской бригаде машинистом

трубоукладчика. И когда спрашивают, сам удивляется подобной карусели: прежде он сына в эти края затащил, теперь – сын отца. Значит, судьба.

Где-то после сорокового километра

Нас снова хватает за ворот дорога. И, расшалившись, принимается подбрасывать, словно детский мячик на длинной резинке, – вверх, вниз, вверх, вниз. Мячик в тридцать пять тонн. Куда уж до здешних подъемов и спусков аттракциону «Русские горки»? Тут гораздо круче будет.

С трудом забираемся на очередной холм, и тут Сергей вдавливает тормозную педаль, сдерживая могучую машину. Далеко внизу, в самом конце спуска, лежит на боку КрАЗ. Капот смят, разнесло справа кабину, огромная плеть перевернула прицеп и рухнула на дорогу. А люди, люди как?

– Неужели наш кто?

Голос Виданова дрогнул. Он до боли всматривается, но издалека не разглядеть номера. С тревогой замечает мастер, что хвост упавшей трубы загородил часть дороги; и так-то неширокая, она стала чуть не вдвое уже. Едва пройти машине.

– Давай вниз. Осторожно только. Насчет осторожности он, кажется,

пошутил. Сергей отпускает тормоз и бросает плетевоз вниз, как самолет в пике. Скорость растет, мы все быстрее несемся к узкому, словно горловина бутылки, проходу между крайними соснами и острым жерлом рухнувшей трубы. Теперь вся надежда на то, что Сергей вырулит, попадет в эту щель. Потому что тормоза уже не помогут: плеть со страшной силой толкает в спину, и если попробуешь придержать ее, наверняка перевернешься.

Виданов не отрывается взглядом от разбитого КрАЗа, вот машина уже рядом, с ревом наш плетевоз проносится мимо, и Валерий, тяжело вздохнув, замечает и чужой номер, и вчерашний снег, припорошивший капот, и пустую кабину, и короткую борозду к траншее.

– Понятно! – кричит Валерий. – Он тормознул на спуске! Труба ударила и увела в сторону, столкнула. Ребята, похоже, целы. Жми, Серега.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены