Мы умрем, а они останутся

19 Октября 2010, 16:33| опубликовано в номере №1752.1, Октябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Г. Е.: Я еще не видела ни одного человека, который бы этим отпуском воспользовался.

Л. А.: Еще могут дать приплату, если ты заслуженный учитель или отличник народного образования. За это прилично платят, чуть ли не половину ставки. Но получить очень трудно. Обычно приходит разнарядка на школу: «У вас есть возможность выдвинуть двух человек». Школа выдвигает, но не факт, что человек получит этот грант.

Г. Е.: У меня еще есть какая-то небольшая сумма за то, что я всем все советую. Это называется «полставки педагога-организатора». За то, что я помогаю молодым учителям оформлять документы и т. д. Одним словом, в некоторых столичных школах учителя, если будут вкалывать всю жизнь как сумасшедшие, могут к пенсии выйти на зарплату, сравнимую с зарплатой менеджера среднего звена. Но это исключительно в Москве. В провинции учителя получают по 6–8 тысяч.

Л. А.: У них там еще могут быть огороды, наделы какие-то… А в районных московских школах получают по 30 тысяч – это максимум!

Г. Е.: А молодежь даже в лицеях и гимназиях получает мало – у них нет ни высоких разрядов, ни знаков отличия.

О правах родителей

Г. Е.: Родители, которым кажется, что их детям поставили не ту оценку, недооценили, всегда идут по одним и тем же инстанциям: завуч, директор, окружной методист, далее везде со всеми остановками. Сейчас учитель абсолютно беззащитен перед родителями. Сейчас такая ситуация, что, если на меня пожалуются, меня никто не сможет защитить. Только директор, если захочет. А если он захочет пожертвовать мною ради спокойствия школы, меня никто не спасет. Раньше существовало другое отношение к учителю. Дистанция между учителем и родителями была иной. Это не значит, что учитель был вознесен на какие-то невероятные высоты, но вот так запросто подойти к учителю и сказать: «Знаете, давайте мы еще раз посмотрим эту работку… что-то вы тут нашалили, давайте по-хорошему разберемся», – такого не могло быть. Да, были какие-то конфликты, сложности, но учитель все-таки был лицом определенного статуса. Это ощущалось. А сейчас это обслуживающий персонал. Родитель – заказчик. Учитель – исполнитель. Выдал квитанцию – и вперед.

Школа или лицей

Г. Е.: Чтобы обычная школа получила статус лицея или гимназии, надо собрать большой пакет документов.

Л. А.: Есть еще центры образования. У нас школа знаешь, как называется целиком? Государственное образовательное учреждение Центр образования (ГОУ ЦО) № 57 «Московская государственная пятьдесят седьмая школа»!

Г. Е.: А мы – лицей «Вторая школа». В отличие от районных школ, у лицеев, гимназий и центров совсем другие обязательства. В обмен на лучшее финансирование.

Л. А.: Программы специальные, большее количество часов. И потом, город смотрит, куда у нас дети поступают, какие результаты и так далее.

Г. Е.: Каждые пять лет школы проходят лицензирование. Но это такая маета, все эти подтверждения!

Л. А.: Да, нам надо писать отчеты. Филькина грамота на самом деле. Высчитывать какие-то коэффициенты качества – сколько у тебя четверочников за последние несколько лет… В некоторых школах выделяются специальные люди, которые все эти документы пишут. А мы все сами.

Г. Е.: Дети пишут «срезовые контрольные», которые отправляются на проверку – проверить «срез знаний».

Л. А.: А чем лицей от гимназии отличается, я даже не знаю.

Г. Е.: Гимназия – с пятого класса, лицей – с седьмого.

О частных школах и домашнем образовании

Л. А.: Все, кто к нам приходит после частных школ, практически ничему не обучены.

Г. Е.: Зато они все очень веселые. Во всех частных школах дети очень веселые! Что касается домашнего образования, если ты отдаешь себе отчет в том, что твой ребенок при этом не будет никак социализироваться, то вперед, приглашай учителей. Но почему нельзя просто отдать ребенка в школу?

Л. А.: Потому что его там искалечат. Я тут шел по улице мимо одной школы, из окна учительница свесилась и кричала: «Сортиры мыть заставлю!»

Г. Е.: Это в обычной искалечат. Есть еще хорошие школы, хотя и мало. Для начальной школы, я считаю, важнее всего, чтобы учительница была добрая.

Л. А.: Чтобы в начальной школе была добрая учительница, прежде всего в самой школе не должна быть сволочная атмосфера. Иначе ее доведут, она начнет огрызаться, и никакой тебе доброты.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

thedarkone , 14.05.2011 02:17

 Блин, ну нормально пишите, нормально !!!

ADianna , 13.06.2011 19:42

У учителей нынче доля не легкая.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Выпускники Ютуба

Как получить образование, не выходя из дома

Великая собачья революция

Почему герои получаются только из дворняжек

Две смены

Мы разыскали свою бывшую аудиторию, а именно — рабочую молодежь

в этом номере

Краса Коряжмы

Евгений Крузенштерн – о корпоративных конкурсах

Khimki

Кто живет в волшебном лесу?

Мои слабоалкогольные ночи

Краевед Можаев — о борьбе с запретами