Мы ловим крабов

О Чиликин| опубликовано в номере №894, Август 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Море... Кажется очень знакомым его бескрайний простор. Давно уже нет на нашей планете не нанесенных на карту островов, все реже и реже попадаются неизвестные животные, но море, его глубины по-прежнему хранят немало «белых пятен». Почему, например, в Охотском море есть крабы, а в Баренцевом их нет, хотя условия жизни во многом сходны? Не допущена ли здесь природой какая-нибудь ошибка? Этот вопрос сразу же возник перед учеными, когда были изучены оба моря. И вот мы должны попытаться подправить консервативную природу.

Мы – зто Александров, начальник экспедиции, организованной Центральной производственно-акклиматизационной станцией Главрыбвода, инженер Чугунов и я. У нас необычное поручение: поймать 50 тысяч крабят.

Маленький рыболовецкий сейнер медленно идет вдоль прикрытых утренним туманом скалистых берегов. Бухта Андреева... На палубе судна большие плексигласовые баки, заполненные океанской водой, – временные «жилища» для будущих переселенцев.

Громадная драга, похожая на дамский плетеный кошелек, тяжело вываливается за борт и начинает на сорокаметровой глубине свой разрушительный путь в клубах взбаламученного песка и ила...

Мы тоже не упускаем случая уйти под воду с аквалангом за плечами. Это всегда интересно. На мелководье мне довелось увидеть, как растет анфельция – убежище молоди камчатского краба. Каждый куст ее – это свой особый мир. Под его защитой нашли себе пристанище креветки. Их столько, что глаза разбегаются: розовые, серые, прозрачные. Это странное и удивительное зрелище. Усатый «народец» поражает своим разнообразием. Креветки-«медвежата», крупные креветки с лаконичным названием «шримс»... Если здесь, на небольшой глубине, такое изобилие живности, то легко представить, что принесет с собой драга с центра анфельциевого поля.

Драга вышла из-под воды полная травы. Матросы вывалили ее на палубу. По жестким водорослям деловито бегали крабы, ярко-красные, просвечивающие на солнце, словно живые драгоценные камни. Но «малышей», за которыми мы приехали, не было. Нам удалось набрать всего несколько штук. Что случилось – произошел ли замор или год такой выдался неурожайный, неизвестно. А ведь бывают годы, когда буквально на горсти анфельции живет до трехсот крабят.

Но Мурманск ждет крабов. Уже проведены подготовительные работы, выяснены возможности приживления дальневосточного уникума в холодном Баренцевом море... А молоди нет.

И вот пришло решение: в первый плановый рейс полетят не мальки, а самки с икрой. Экспедиция срочно переключается на сбор взрослых крабов.

Траловый трос медленно ползет вверх. Время тянется томительно долго. Не придет ли трал пустым? И чем дальше, тем напряженней становятся лица. Наконец из воды появляется край сети с запутавшимися в ячеях пучками красных водорослей. Метр... еще метр... Крабы!

Вот они, большие шипастые камчатские крабы. Завтра они будут уже далеко отсюда. Полные икры крабихи в стеклянных баках полетят на самолетах к далекому Баренцову морю.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены