Москва — Звенигород, далее везде…

Р Дормидонтов, И Исаева| опубликовано в номере №870, Август 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Широкая трасса Минского шоссе, сделав у Звенигорода поворот, пересекла заповедный лес биологической станции МГУ. Еще один поворот, спуск к Москве-реке — и прямо в лесу, у берега, мы оказались среди больших новых деревянных домов.

— А где же студенты? — спросили мы у подростков, направлявшихся в сторону реки.

— На занятиях. В лесу, в поле, у реки.

Лес — это первое, что радует на биостанции. Невытоптанная трава, густой кустарник, старые могучие сосны, ели, березы и всюду голоса птиц. Звонко, мелодично свистят над головой иволги, с резким тревожным криком через просеку пролетели сойки.

Под яром у реки встретилась первая группа студентов. Вооружившись биноклями, они рассматривали маленькую серую певунью. Здесь, в лесу, известны все гнезда птиц — жилые и заброшенные, а на скворечниках и дуплянках четко видны номера. Все пернатые обитатели на учете, и с ними немало хлопот: весной надо устраивать «квартиры», летом охранять их, лотом кольцевать птенцов... Но самое главное — студенты должны научиться легко определять птиц «в природе».

По просекам, тропинкам, через овраги уходит группа студентов. Они будущие хозяева лесов и вооружены самым необходимым оружием: блокнотами, биноклями и фотоаппаратами.

Биолог должен знать всю природу, знать, как родной дом. Поэтому студенты изучают не только птиц. Все, что растет на земле, все цветы, травы, лишайники, мхи, кустарники и деревья; все, что живет в воде — от простейших водорослей до рыб,— все должен знать, во всем должен разбираться биолог.

В лесу и около реки мы встретили еще несколько студенческих групп. Одни ловили рыбу, другие, окружив небольшой прудик, забрасывали в него планктонные сетки. Непосвященному человеку может показаться, что все это почти детская забава. Вероятно, этому учат в каждой школе? И да и нет.

Живой мир природы так разнообразен, формы его так сложны, что подробное изучение их оказывается более трудным, чем практическое освоение, например, элементарных основ сельского хозяйства.

Недаром практику в Звенигороде проходят второкурсники, а после первого курса студенты едут в Чашниково. Там в первое студенческое лето они знакомятся с тем, что проще: учатся определять насекомых и растения, под руководством специалистов осваивают методику скрещивания культурных растений, знакомятся с породами скота, с сельскохозяйственной техникой, учатся оценивать качество почв. Кстати сказать, биологическая станция в Чашникове — это огромное хозяйство со своими полями, садами, техникой и исследовательскими лабораториями. Там готовят свои работы студенты-дипломники и аспиранты. Там они разрабатывают такие темы, как выведение новых сортов растений, борьба с вредителями сельского и лесного хозяйства, повышение урожайности разных культур.

В Звенигороде студенты выполняют первые самостоятельные работы. Здесь закладывается основа их будущей творческой деятельности. Это понимают все, и в группах, которые мы встречали, не было скучающих или безразличных».

В полдень мы пришли на базу биостанции. Из экскурсий возвратились и студенческие группы. Все буднично и обычно. Обед, отдых. До семи — занятия в лабораториях.

Нас пригласили в комнату к недавнему студенту биофака, а теперь сотруднику биостанции Ю. Смирину. В большой комнате маловато света, но это, видимо, предусмотрено ее хозяином. На белом потолке и в углах стен красками изображены огромные летучие мыши. Слева, из зеркала на стене, смотрит крупными, настороженными глазами филин. Откуда он в зеркале? Мы не сразу догадались, что это — отражение рисунка, сделанного за углом печки. Недалеко от окна большая деревянная скульптура какого-то пернатого хищника. Три стены завешаны линогравюрами. Глухари, тетерева, ископаемые животные оживают в рисунках на темном фоне, среди светящихся растений. И все это сделано с большим вкусом, с большим художественным чутьем. Вдоль четвертой стены за стеклом книги, книги и книги. Хозяин комнаты застенчиво улыбается, показывает нам свою резьбу по кости. Все в этой комнате сделано его руками. Днем он ведет студенческие занятия, а когда другие отдыхают, он творит, и плоды этого творчества можно смело показывать на любой выставке. Он не один такой из выпускников университета. Много, очень много их, талантливых, сильных, разъехалось по всей стране! Звенигород — светлая страница в студенческой жизни. Через Звенигород проходят вне зависимости от избранной узкой специальности все студенты-биологи. Ведь университет наряду с узкой специализацией дает самое широкое биологическое образование.

Мы назвали наш фоторепортаж: «Москва — Звенигород, далее везде...». Факультет в Москве и биостанция в Звенигороде — два узловых пункта, от которых во все концы страны разъезжаются студенты и выпускники. Биологическая станция на Белом море, Новосибирское отделение Академии наук, институты и станции в тундре, тайге, степях, пустынях, У морей... Бывшие студенты факультета возглавляют ныне лаборатории и институты, преподают в школах и вузах, работают в совхозах, колхозах и медицинских учреждениях. И нет среди них такого, кто не вспоминает Москву, университет и, конечно, Звенигород».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пора возмужания

Тема труда в молодой поэзии