Москва 1980

В Сажин| опубликовано в номере №949, Декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Под окном редакции, где я пишу эту статью, стремительно проносятся автомобили. Они движутся в разных направлениях, как бы в три этажа. А совсем недавно, когда наша редакция переехала в это огромное современное здание, здесь был старинный мост через железную дорогу и вечные автомобильные пробки с ревущими моторами и туманом выхлопных газов. Площадь у вонзала окружали ветхие, неказистые домишки.

Сейчас я пытаюсь восстановить в памяти все как было, и мне не удается это сделать. Широкая бетонная магистраль эстакады, высокие дома вокруг — будто так было всегда.

Москвичи сжились с переменами в своем городе, с его постоянным обновлением. В самом деле, лишь события редкие западают в памяти, но сто тысяч новоселий каждый год, которые справляют в Москве, — это явление, которое становится обыденным, становится повседневностью, чем-то самим собою разумеющимся.

В предвоенные годы открытие каждой новой линии, каждой станции метрополитена было праздником москвичей. Вечером, нарядно одевшись, все шли смотреть. К перрону новой станции подходил переполненный поезд, и состав его пассажиров менялся целиком. А в подземных дворцах (именно так их называли) была такая толчея, какой не бывает даже на самых больших народных гуляньях. Теперь же выражение любопытства и восхищения можно заметить лишь на лицах туристов. Даже грандиозность и совершенство Дворца съездов в Кремле вскоре перестали поражать воображение.

И только Останкинская башня — это изумительнейшее произведение инженерного искусства — привлекает к себе сейчас всеобщее внимание. Она словно игла, вонзившаяся в небо. Ее хорошо видно из многих мест Москвы. Проект ее был настолько смел, что казался фантастическим и потому далеким от осуществления. И вот строительство близко к завершению. На глазах москвичей как бы воплощается, материализуется мечта. Но, видимо, пройдет какое-то время, и москвичи привыкнут к тому, что в их городе есть столь уникальное сооружение, какого нет и, наверное, долго еще не будет нигде в мире. Такова жизнь, такова наша действительность.

Нас больше привлекает вопрос, где, что и как будет построено, мы любим мечтать о будущем нашей столицы.

Недавно правительство одобрило технико-экономические основы генерального плана развития Москвы, предложенные Московским городским комитетом партии и Моссоветом, и архитекторы и инженеры приступили к разработке плана строительства.

Какой же видится нам Москва ближайших лет?

В беседе с архитектором Жолтовским Владимир Ильич Ленин высказал мысль о том, что новые районы Москвы нужно строить на Воробьевых (ныне Ленинских) горах, то есть в сторону юго-запада. Там и местность сухая, говорил Владимир Ильич, и воздух чистый, здоровый.

А ведь и в самом деле для современного большого города проблема чистого, здорового воздуха, иначе говоря, проблема климата, очень важна. Насыщенность промышленностью, транспортом, плотная масса жилых домов — все это резко снижает потенциал здоровья городских жителей. Как же будет решаться эта сложная и животрепещущая для всех современных больших городов проблема в Москве будущего?

Город останется в существующих ныне границах, очерченных кольцевой автомобильной дорогой. Это составляет примерно 30 километров в диаметре. В этих пределах не будет построено ни одного нового промышленного предприятия. Мало того, многие мелкие заводы и фабрики будут вынесены за пределы города. Промышленность Москвы будет специализироваться в области точного машиностроения и приборостроения, радиоэлектроники, производства станков и автомобилей и в некоторых отраслях легкой и пищевой промышленности.

Население Москвы ограничивается числом 6,6 — 6,8 миллиона жителей. При этом имеется в виду, что рост производства будет идти не за счет расширения предприятий и привлечения новых рабочих, а за счет совершенствования технологических процессов и оборудования, за счет технического прогресса. И это единственно правильный путь. Иначе Москва может принять самые уродливые формы гигантски разросшегося города, нормальную жизнь которого наладить будет просто невозможно, как невозможно это сделать, скажем, в Нью-Йорке.

С другой стороны, такое ограничение позволит наконец обеспечить всем живущим в Москве нормальные условия: двенадцать — пятнадцать квадратных метров на человека, то есть каждый член семьи будет иметь отдельную комнату, сможет нормально отдыхать, заниматься, не мешая другим, принимать у себя друзей.

Чем подтверждается эта уверенность? За 30 лет, прошедших с тех пор, как был принят первый генеральный план реконструкции столицы, в Москве построено 36 миллионов 600 тысяч квадратных метров жилой площади. Почти половина этого строительства приходится на последние пять лет. Только в прошлом году построено 3 миллиона 600 тысяч квадратных метров жилья. Темпы строительства очень быстро растут. А к тому времени, когда будет завершен новый генеральный план, количество жилищ в Москве удвоится.

Проблема транспорта — одна из самых сложных проблем, которую предстоит решить градостроителям. Скоростное движение автомобилей (число их увеличится весьма значительно) должно быть организовано таким образом, чтобы пассажиры могли быстро добираться в нужное им место города.

Нынешние улицы уже не удовлетворяют этим требованиям, и придется, как говорят строители, пробивать новые магистрали. Значительно увеличится и сеть подземных дорог. За 30 лет линии метро выросли в десять раз и составляют сейчас 110 километров. В предстоящие годы протяженность линий метрополитена достигнет 320 километров.

Мы уж начали привыкать к тому, что сложилось как бы две Москвы: старая и новая, центр и районы новостроек. Они резко отличаются. Если в новых районах планировка просторная, оставлено много места для зелени, то в старой части города дома стоят, тесно прижавшись друг к другу, настолько тесно, что, кажется, дышать им трудно. Теперь, когда на бывших окраинах выросло много новых домов, появилась возможность приняться за коренную реконструкцию центра.

Пятнадцать архитектурных коллективов оспаривали право на получение заказа на разработку окончательного проекта реконструкции центра. В их очень непохожих предложениях содержатся интересные, прогрессивные решения, которые будут использованы в окончательном плане, но немало и спорных. Во всяком случае, пока ясно одно: многие старые здания, не представляющие исторической или культурной ценности, будут снесены, и на их месте появятся современные дома, магазины, сады или проспекты. Восемь миллионов квадратных метров старого жилья будет разрушено. В последние годы население центра (в пределах Садового кольца) сократилось на одну треть и составляет сейчас 600 тысяч человек. В будущем здесь останется лишь 250 — 300 тысяч. В центре сосредоточатся в основном деловая часть города и культурные учреждения.

Строительству однообразных и потому унылых пятиэтажных домов приходит конец. Пятиэтажные здания составят лишь десятую долю нового строительства. Основной массив образуют дома в 9 — 12 — 16 и более этажей. В центре и в новых районах много будет высотных зданий современной конструкции, которые, несомненно, украсят город, сделают его более удобным для жизни, оставив вокруг место для зелени и воздуха.

Уже сейчас москвичи имеют возможность любоваться новыми высотными зданиями Совета Экономической Взаимопомощи, Гидропроекта, уже вырисовываются четкие современные очертания домов на Калининском проспекте. На Ленинском проспекте, у самого въезда в Москву, растет целая шеренга 25-этажных зданий. Вскоре строители приступят к сооружению высотных гостиниц у Смоленской площади, 22 — 24-этажных домов на проспекте Мира. Все эти дома строятся новейшими индустриальными методами, которые, в свою очередь, обусловливают характер зданий, их архитектурный облик, с четкой рациональной планировкой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Записки крестоносца

Из фронтового дневника лейтенанта гитлеровской армии Г. Линке