Молодежь в сетях мафии

Юрий Комов| опубликовано в номере №1229, август 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мафия расширяет свои сети. Мафия вербует, втягивает в свои ряды, мафия совращает все новых и новых людей. Молодых людей. Влияние мафии пагубнее всего сказывается именно на молодежи – подростки, юнцы, молодые парни вступают на путь преступной жизни.

Полицейские и воры

Статистика сообщает, что по сравнению с 25 другими крупными городами Соединенных Штатов Нью-Йорк занимает лишь двенадцатое место по количеству совершаемых убийств, второе – по количеству дерзких ограблений, семнадцатое – изнасилований, двадцать третье – по числу мелких краж. Оказывается, что в первых двух категориях впереди Детройт. Насилуют больше в Сент-Луисе, а крадут в Финиксе. Но всюду одно и то же: люди не чувствуют себя в безопасности.

Агентства по выявлению общественного мнения регулярно проводят опросы, щупают настроения ньюйоркцев. Населению города – в виде анкет, вопросников, в форме устных интервью – уже сколько раз задавали один и тот же вопрос: каковы самые насущные проблемы, решением которых в первую очередь должна заниматься городская администрация? Более половины опрошенных неизменно ставят на первое место проблему преступности.

Что ж, спросит читатель, так и сидят запуганные ньюйоркцы по домам, опасаясь попасть в уличную перестрелку мафиозо или оказаться один на один с вооруженным бродягой или наркоманом, которому до зарезу нужны доллары? Так почему же тогда вечерами так оживлен Бродвей, почему и далеко за полночь можно встретить людей в барах, на улице?

Люди остаются людьми, они двигаются, живут. Но постоянно рядом с ними страх. И это становится комплексом. Американец, даже если он не читает газетные полицейские хроники, не слушает теленовости, даже если он обеспечен работой и причисляет себя к «среднему сословию», попадает, как правило, в некий замкнутый круг постоянной боязни завтрашнего дня. Он напряжен, ибо его сегодняшнее благополучие зиждется на тысяче разных «если» и «но». Он залезает в долги к банкам, если ему предоставляется ссуда, чтобы потом десятилетиями выплачивать за небольшой домик – мечту каждой американской семьи. Когда у него более или менее постоянный заработок, он боится заболеть, ибо на врачей уйдут тогда все сбережения. Он страхует все, что можно, затравленно озираясь и ожидая «неведомого» со всех сторон. Эта шаткость и неуверенность часто выливаются в замкнутость, даже озлобленность. Поражаешься поначалу обилию случаев, когда человек, теряя контроль над собой, становится зверем, жестоко и подло, открыто и кровожадно истязает и убивает ближних своих, чаще всего без каких-либо мотивов.

В Нью-Йорке рекомендуют всегда носить с собой в кошельке несколько долларов, чтобы «откупиться» от случайных грабителей. Человеческая жизнь стоит дешево. Оружие под рукой почти у каждого. На улицах бродяги и наркоманы нередко спрашивают 10 – 15 центов: газеты сообщали о случаях, когда за эти гроши убивали. Владелец мелкой лавки, которого грабили семь раз, обзавелся пистолетом, и первый же вор был застрелен им на месте, едва успел приказать открыть кассу. Стреляют друг в друга владельцы машин. поспорив из-за того, кто первый подъехал к свободному месту на стоянке, – другое можно искать целую вечность.

По данным газеты «Нью-Йорк тайме», число тяжких преступлений в 1975 году по сравнению с предыдущим годом выросло лишь в Нью-Йорке на 11,8 процента, число убийств за это же время подскочило на 5,9 процента, ущерб, нанесенный в ходе совершения так называемых «преступлений против собственности», составил 405 миллионов долларов.

Полицейские чины, снимая с себя ответственность, утверждали, что возросшее число краж и ограблений объясняется совершенствованием методов преступной практики, причинами чего, по их мнению, являются не только ультрасовременные технические приспособления (составная прогресса), но и влияние средств массовой информации, включая кино и телевидение.

Вот здесь мы и подошли к ответу на вопрос, почему преступность является проблемой № 1 в «обществе всеобщего благоденствия». В «катастрофах» будней буржуазной реальности «средний» американец нередко теряет все ориентиры. Общество, призванное помогать ему, в мире наживы, где каждый сам по себе, не только не делает этого, – напротив, оно, рождая фантазии и подсказывая легкие, «стопроцентные» пути «наверх», калечит человека, становится в итоге его убийцей.

Основное, главное право личности – право на жизнь. Но в обществе попранных прав человек лишается не только права на труд, на здоровье, на обеспеченную старость. Никто не может гарантировать ему и самую жизнь.

А у тех. кто призван охранять американцев от преступников всех мастей, свои проблемы. Огромный полицейский аппарат, требующий каждый год колоссальных средств, не справляется со своими обязанностями. Даже полицейский комиссар Нью-Йорка вынужден был заявить, что население города теряет веру в полицию. 33 тысячи полицейских, охраняющих ньюйоркцев, бессильны перед хорошо организованным, поставленным на широкую ногу нелегальным и легальным бизнесом американской мафии. Ряды армии гангстеров насчитывают не одну сотню головорезов: в Нью-Йорке лишь пять «семей» объединяют, по данным полиции, более двух тысяч человек. К тому же не проходит и года, чтобы не разразился в среде полицейских чинов очередной скандал. Целая группа была уволена из рядов нью-йоркской полиции: в течение многих лет, как показало расследование. они участвовали в операциях подпольного игорного синдиката, контролируемого организованными преступниками. Взятки, которые получали эти люди. одетые в полицейскую форму, в несколько десятков раз превышали их оклады. Гангстеры гарантировали им, как писали газеты, даже пособие в случае безработицы.

На откупе мафии зачастую находятся. кроме полицейских, и судьи, а также другие административные лица. Верховный суд США вынужден был принять решение о том, чтобы даже федеральные судьи в обязательном порядке представляли данные о своих доходах.

Все эти меры были далеко не лишними – общественность открыто требовала положить конец злоупотреблениям. Кампания по борьбе с мафией и ее наемниками, казалось, набирала силу. Нью-йоркский следователь по особым делам Моррис Наджари, занимавшийся среди прочего делами полицейского отделения по борьбе с наркотиками (люди Наджари заново пересмотрели около 150 дел), а также связанной с этим деятельностью некоторых полицейских чинов и судей, ежедневно получал угрозы и не рисковал ходить без телохранителей. Только за 18 месяцев своей деятельности он собрал улики против сотни человек: о Наджари стали говорить как о «взломщике» законодательных институтов, десятилетиями культивировавших в своих «жрецах» чувство того, что они призваны судить, но не быть судимы, что они призваны обеспечивать закон так, как они его понимают.

Наджари возбудил уголовное преследование против судей Сэмюэля Дифалко, Ирвинга Сейпола. Людвига Глова. Джозефа Браста, Росса ди Лорензо, Доминика Ринальди, Ньютона Пойера. Фреда Морита. Поля Рао и других – все они обвинялись во взяточничестве, подлогах и прочих преступлениях. Среди лиц, обвиненных Наджари лишь в 1976 году, оказалось 112 работников полицейского управления, 23 члена мафии и 36 бизнесменов. К Наджари стекались жалобы, в том числе и от мелких преступников (в 1973 году их насчитали около 600), на произвол полицейских, защищающих преступников покрупней и аккуратно получающих свой второй заработок от «боссов»...

В июне 1976 года под сильным нажимом «сверху» Наджари вынужден был уйти в отставку. Его кипучая деятельность на протяжении почти четырех лет наделала столько хлопот администрации штата Нью-Йорк, руководителям демократической и республиканской партий в этом районе, канцелярии генерального прокурора, полицейскому управлению, а также представителям организованной преступности, что увольнение стало неизбежным – Наджари предложили заняться частной адвокатской практикой. В своем «последнем слове» на пресс-конференции Наджари заявил: «Я не сожалею ни о чем, что делал на посту специального прокурора. Я оставляю эту работу и благодарю жителей Нью-Йорка за то, что мне была предоставлена уникальная возможность доказать, что они были и остаются правы, когда говорят, что правительственный аппарат снизу доверху поражен коррупцией».

Организованная преступность, это гигантское предприятие, приносящее баснословные доходы, постепенно становится «респектабельным, верным» бизнесом. И это давно никого не удивляет в мире наживы, в мире, где преступники могут слыть людьми порядочными, если за это уплачено.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены