Милисиано вновь на посту

В Тамарин| опубликовано в номере №868, Июль 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Эстения достает из альбома чуть пожелтевший от тропического солнца снимок.

— Взгляните, вот они, наши боевые девчата. А теперь угадайте, где я? Правильно, в первом ряду, третья слева. Это я по росту попала в первый ряд.

На ее курсе в Харьковском текстильном техникуме много девчат повыше Эстении. Но и здесь она в самом первом ряду.

Я хочу рассказать вам о Кубе. Нет, я не был на легендарном острове Свободы, просто я хотел бы передать вам то необыкновенное ощущение душевной близости наших народов, которое открылось мне в судьбе одной кубинки. Ее имя Эстения дель Кармен Гарсия Франко. Вместе с группой земляков она приехала к нам в Харьков учиться. Она живет среди нас недолго, но чувствует себя так, словно не покидала родины.

...От ее домина до моря всего один квартал. Вечер над Гаваной тих и тепел. Последние лучи багрового солнца пробегают дорожкой по барашкам волн и освещают шумную ватагу ребятишек, собравшихся на берегу. Худенькая кареглазая девчурка, как зачарованная, смотрит на волшебный закат. Это Эстения. Она любит смотреть на море. Любит ветер. Его вольные порывы, свободу и силу. Ей нравится подставлять ветру лицо.

Шли годы, и маленькая Эстения стала взрослой. На долю ее поколения выпало большое счастье: класть первые кирпичи в фундамент новой жизни Родины, строить социалистическое общество, начало которому положила революция. Но постоянная угроза агрессии, диверсии контрреволюционных подонков требуют высокой боевой готовности. Революции нужны все, кто может носить оружие.

Надела военную форму и Эстения. Много было потом сформировано на Кубе женских батальонов, но Эстения вступила в самый первый. Он получил имя национальной героини, павшей смертью храбрых в революционных боях. Это 1-й женский батальон имени Лидии Досе. Все в батальоне хотели быть похожими на Досе...

— Мы все стремились на передовую, — рассказывала мне Эстения,— но так уж получалось, что наша часть патрулировала только в Гаване. Позже девушки поняли, что судьба революции решалась везде: и на Плаия-Хирон, и в Гаване, и в любом другом месте. Вся Куба стала- теперь единым фронтом. Два года служила я в народной милиции. Днем работала, а вечером шла в свой батальон. Работала в магазине — самом большом универмаге Гаваны. Раньше магазин принадлежал богачу, теперь он народный, наш. И так приятно видеть у прилавков новых покупателей, тех, кто раньше и мечтать не смел о таких покупках...

Эстения быстрая, порывистая, она вся в движении: то забежит в универмаг полюбоваться работой своих советских коллег, перекинуться с ними словом, то ее видишь спешащей на собрание, или в театр, или же в Филармонию... Эстения любит народную музыку, стихи и детей.

— Ведь у меня дома дочурка,— вздыхает Эстения.— Малышку зовут Совейда. Ей четыре года.— Молодая мать показывает куклы, мячики и другие игрушки.— Совейда любит русские игрушки, каждый месяц посылаю ей новые...

Живет Эстения в общежитии текстильного техникума. Она учится на первом курсе, а когда окончит, станет специалистом по отделке тканей.

— Еще когда я работала в магазине, мне всегда хотелось самой научиться делать яркую, красивую материю. К вот революция осуществила мою мечту...

Вечереет... К Эстении приходят земляки. Мария Ивашевич и Лена Емельяновская, которые живут вместе с Эстенией, тоже рады гостям. Милагрос де ла Каридад Рубио Родригес, Монико Порфирио Леонард, Уго Родригес Лубиан — все они прошли школу революции, участвовали в борьбе с неграмотностью, служили в народной милиции. Теперь снова сели за учебники. Это не так-то легко после большого перерыва. Но Фидель сказал: «Надо, учеба — та же революция». Кубе нужны специалисты, способные создать для нее собственную промышленность; И вот милисиано снова стали на пост — они прилежно учатся!..

Эстения увлеченно рассказывает, как она ездила на Мерефянский стекольный завод. Там студентов на практике знакомили с производством стеклотканей.

— Это было как в сказке: из простого стеклянного шарика вытягиваются тончайшие нити, а из них потом ткут полотно. И всюду машины, автоматы... Я познакомилась с одной девушкой — ткачихой Валентиной Олейник. Она мне рассказала так много нужного! Мне кажется, мы стали друзьями...

В тот день, когда я пришел к кубинцам, они были радостно возбуждены.

— По телевизору мы видели, как в Москве встречают Фиделя! — крикнул мне Уго Родригес.

— Эй, Уго, давай музыку, включай радиолу!

И комната наполнилась ритмами пачанги. Танцевали вместе кубинцы и наши, все, кто был рядом. Веселились, как ка студенческих вечерах, когда Монико играет на трубе, Уго поет, а Эстения танцует...

И в тот вечер мне вдруг представилось, что Куба — это где-то совсем близко, что наши отцы и деды плечом к плечу на одной земле бились за свободу, что нас вместе «водила молодость в сабельный поход» и вот тетерь мы сообща строим наш новый, счастливый мир.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены