«Метроном»

Мария Мусина| опубликовано в номере №1357, Декабрь 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Клуб «Музыка с тобой»

Все реже и реже можно увидеть на афишах: «Выступает вокально-инструментальный ансамбль...» – «группа», «рок-группа». А недавно видела: «Симфо-рок-группа». Даже профессиональным музыкантам не ясно, что предложит публике этот эстрадный коллектив, зазывающий с афиши, что он играет, какую музыку, какого направления, какой смысл вкладывает в этот «симфо-рок».

Назваться «группой» – отмежеваться тем самым от обычной манеры, создать хоть какую-то видимость дифференцированности жанра. Но вот беда: такое решение пришло в голову слишком многим одновременно. И тем не менее любопытные с удовольствием покупают кота в мешке – «рок», «симфо», «гало», потому что знают: раз этикетка соответствует спросу – значит, и товар предложат соответствующий. Не на пути ли служители эстрадной музы к превращению в подобие тех ресторанных музыкантов, к которым клиент подходит заказывать «свою» музыку?..

И вот вроде бы появился ансамбль из тех, что берут на себя нелегкую задачу – попытаться преодолеть печальную репутацию заполнивших эстраду вокально-инструментальных ансамблей (назовем по старинке), где подчас (но как часто!) дурного вкуса тексты исполняются под стандартный набор аккордов, где отсутствует культура исполнения.

Маятник «Метронома» стал отстукивать свой ритм не с той поры, когда в Москонцерте появилась новая единица под таким названием. Сначала была «Музыка» – ансамбль, известный популярной в свое время первой на советской эстраде рок-оперой «Алые паруса». Потом ансамбль распался: «Музыка» и «Метроном» – по существу, ансамбли-близнецы. Как-то гастрольбюро дало маху, и в маленьком городе около двух недель выступали одновременно ансамбль «Музыка» – репертуар: «Алые паруса» – и ансамбль «Метроном» – с теми же «Алыми парусами».

Около двух лет «Метроном» возил по городам и весям «Алые паруса»... В общем, перед коллективом" встал жизненно важный вопрос поиска своего стиля, своего лица.

В 1980 году в ансамбль пришел пианист и композитор Владимир Карминский. И скоро у «Метронома» начался репетиционный период – полная смена репертуара. Тогда-то и вступил в силу смысл названия ансамбля – «Метроном» – пусть ученический период, пусть время изнурительной работы, пусть с неизвестностью впереди...

«Метроном» настроен на сложный ритм. Классика – Рахманинов, Шостакович, Визе... Нельзя сказать, что ансамбль – пионер в этом желании: вывести классику на эстраду. Но для «Метронома» программно ориентироваться на классические традиции. И еще одна изначальная особенность ансамбля – стремление к крупным формам. Не к набору пьес и песен – к развернутым композиционным решениям. Именно такая цельность может предохранить «Метроном» от возможной эклектичности в таком опасном стиле, как «фьюжн» (сплав джаза, джаз-рока, фольклорной музыки, классической, песенной), определяет непохожесть, оригинальность ансамбля.

В репертуаре «Метронома» – и эстрадные песни. Но и здесь у ансамбля жесткий принцип: сохранить авторский нерв, авторский замысел. Немало найдется композиторов, с трудом узнающих свои песни под спудом аранжировок, оправдываемых модой и «лицом» ансамбля, их исполняющего. Может быть, от «яркости» этих аранжировок и бледнеет эстрадная песня?

Но песня – все-таки не амплуа «Метронома». Ансамбль исполняет сложные инструментальные произведения, композиции с редкой красоты вокализами, основываясь на классической музыке, на фольклоре, на джазовых традициях. Главная цель – победить несовместимость эстрадной и классической музыки, единый порыв – помощь слушателю в восприятии сложнейшей мелодики. Но всегда ли это удается? Конечно, нет. Иногда по самым прозаическим причинам: например, «Метроному» приходится выступать в «разбавленном варианте» – вместе с мимами, разговорниками-пародистами, даже с фокусниками. Коммерческие компромиссы – трудно преодолеваемая сила. И все же, должно быть, администрации «Метронома» не надо бояться кассового неуспеха, называя «вокально-инструментальный ансамбль» на афишах – «группой», разбивая «чужими» номерами свои концерты, увеличивая число песен, сбивая ими выбранный первоначально ритм.

У «Метронома» скоро выйдет пластинка-миньон, записанная на фирме «Мелодия». Может быть, тогда зритель пойдет на концерт ансамбля сознательно, то есть придет именно тот, кто хочет послушать музыку сложную, нестандартную. А пока публика, пришедшая на «Метроном», случайна. Зал полон зрителей, но не подобны ли они человеку, что ошибся дверью?

Не так давно из ансамбля ушел солист. Собственно, он вернулся в тот коллектив, в котором когда-то работал. Ничего особенного. Вернулся человек петь

обычные, «легкоперевариваемые» публикой песни, популярные, исполняемые в «доступной» манере...

Помню, как Володя Карминский загрустил тогда и кинулся менять программу ансамбля на «верные шлягеры». Помню, Алеша Шаров – соло-гитара – заговорил о том, что он неплохо фотографирует и не пора ли вообще сменить профессию. Скрипач же Толя Ерошин усиленно внушал всем, и прежде всего самому себе, что лучше уж в ресторан пойти играть, чем отречься от высокого класса музыки, променяв ее на расхожую популярность.

И, как видно, эти метания, столкновения мнений сказались на репертуаре «Метронома». Он стал «исправляться»: большие композиции на основе классики и русского фольклора постепенно разбавляются песнями, среди авторов которых – серьезные поэтические и композиторские имена. Но... Компромисс, увы, произошел, и он обязательно скажется на направлении линии поиска.

 

Отправимся на концерт ансамбля, куда вернулся не выдержавший испытания непопулярностью солист из «Метронома».

«Акварели». Ансамбль не самый, конечно, известный, но вот записывает четвертый «гигант», в Москве выступает гораздо чаще «Метронома» (и, кстати, реже допускает на свои концерты представителей «чужих» жанров, хотя и работает в песенной мозаичности), очень много гастролирует.

В первый ряд садится компания подростков. Из тех, от которых шарахаешься на улице. Как справится ансамбль «Акварели» с этими ребятами? Заставит ли ансамбль слушать себя? «Акварелям» это удается. Мальчишки сидят и слушают. Ну разве что иногда отпускают какие-то реплики, которые вполне в контексте стиля общения «Акварелей» с публикой.

Чем же берут публику «Акварели»? Ансамбль пока очень эклектичен. Лирическая песня «Горький мед» на слова В. Павлинова сменяется рок-ритмом «Суеты сует», и тут уж далеко до настоящей поэзии, здесь господствует расхожий штамп: «Суета сует – таков удел людской, мы у времени в плену и под его пятой». А следом на слушателя обрушивается чуть ли не криминальная история, которая, возможно, и имеет детективно-приключенческую ценность, но никак не музыкальную, хотя и облечена в песню, – «Помощь близка». Ритм, ритм – и заигрывание с молодым слушателем в текстах; все это так похоже на многие ансамбли сразу. Как ни странно, отсутствие «раздражающего» фактора нестандартности и определяет успех в молодежной аудитории. Во-вторых, артисты ансамбля безукоризненно артистичны. А следовательно, веришь в искренность того, что звучит со сцены. Хотя можно говорить о бессодержательности, слушая тексты песен, но двигаются красиво. Как же иначе? Изобразительно-выразительные средства на этой проторенной дороге отточены теперь уже не одним поколением.

Здесь надо оговориться: сейчас на нашей эстраде идет напряженный поиск новых тем, новых средств выражения музыкальной мысли, новых форм. И «Акварели» тоже не исключение. Музыканты этого ансамбля уже пробуют вести разговор о социальных, нравственных проблемах, волнующих молодежь, прекрасно понимая, что эстраде подвластны более серьезные задачи, нежели бесконечные дискуссии на тему «Дождь идет, а придешь ли ты?». Так что у «Акварелей» тоже все еще впереди. Но не отбросит ли и этот ансамбль в сторону от популярности «неподъемность» поставленной задачи?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Взяли – и сдали

О том, как инженеры и рабочие Ореховского хлопчатобумажного комбината сообща решают важную проблему