Место под солнцем

Евгений Пермяк| опубликовано в номере №841, Июнь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дружеский разговор

Моя близкая родственница еще в школьные годы решила стать балериной. Это желание у нее возникло в танцевальном кружке. Успех, аплодисменты вскружили ей голову. Тогда девочка не думала, что детей всегда награждают похвалой, если они прочитают стихотворение или даже очень посредственно пробренчат на рояле «Чижик-пыжик, где ты был!». Ну, а если они, подражая известной балерине, изображают «умирающего лебедя», то тут уж умиление взрослых не знает предела. Восторгаются даже промахами, неуклюжестью детей. Моей знакомой девочке хлопали за то, что она, танцуя не в ритм музыке, изо всех сил старалась как можно лучше показать свое танцевальное искусство.

Тогда я на правах старшего внушал ей, что балет вовсе не ее призвание. И вскоре ей это подтвердили специалисты-хореографы. Но желание попасть на сцену было велико. Она стала пробовать себя в драматическом искусстве. Это продолжалось довольно долго. В результате она упустила юношеские годы и оказалась в конце концов человеком без специальности.

Недавно я спросил ее:

– Что тянуло тебя в театр! Она ответила без обиняков:

– Хотелось быть на виду. Хотелось получить нарядную профессию...

Нарядная профессия! Профессия на виду!

Не с этого ли нередко начинается выбор профессии сотнями и тысячами молодых людей! Большинство из них преследуют одну цель – быть знаменитым, а это значит, наивно рассуждают они, надо стать художником, писателем, композитором, музыкантом или певцом. В этом, может быть, и нет ничего плохого. Хотя только одно стремление к славе не может быть правильной отправной точкой. Слава – коварная и безжалостная чаровница. Скольким людям она сулила счастье, когда они, вооружась пером пиита и сочинив два-три стихотворения, бросали все остальные счастливые ключи, широкие трудовые дороги. И скольких она обманула!

Возможно, вы спросите меня: «Так что же, нам заказаны пути в балет, в поэзию, в искусство!..».

И я отвечу:

– Нет, наоборот, открыты. Открыты все пути, как никогда и как нигде. И это не слова, а жизнь. Программа жизни, данная нам партией, программа, позволяющая проявиться всем способностям и всем талантам.

Когда-то человек, ставший слесарем или лесорубом, пожизненно ограничивал себя этой профессией. Так ли теперь! Нет, не так. Все увеличивающееся свободное время предоставляет молодым людям возможность, не теряя основной профессии, профессии, которая кормит и одевает, пробовать себя в искусстве, науке, изобретательстве, спорте, музыке, литературе... В любой из отраслей!

И если ты поешь или танцуешь, пишешь стихи или рисуешь так, что это привлекает общее внимание, то разве может кто-то затоптать твои способности, твой талант!

Нет!

В нашей стране жизнь устроена так, что никакое дарование не может бесследно пропасть.

Но я хочу спросить здесь: разве счастье, радость жизни, трудовая радость только в славе! Только там, где ты на виду! Нет ли в самом стремлении стать выше других, над другими чего-то себялюбческого, эгоистичного...

Обратимся хотя бы к бригадам коммунистического труда. Разве личная слава движет их трудовые подвиги! Разве не сам труд и трудовая радость зовут их дальше и вперед!

Конечно, не все способны пренебречь «моим», «своим», личным и предпочесть «наше», «общее», принадлежащее всем. Мировоззрение человека, его взгляды, стремления не картуз, не шапка, которую сменить ничего не стоит. Новое не рождается по мановению волшебной палочки. Старая пословица «Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше» еще действует. Однако беда, на мой взгляд, в том, что не все и не всегда понимают, где лучше.

Одним кажется, что лучше сидеть в конторе, другие предпочитают поле, завод, новостройку. Гаганова предпочла фабрику. Мамай – шахту. Не ах какие «солнечные места». Но никто не скажет, что Гаганова или Мамай «прогадали». Видимо, действует и другая русская пословица: «Не место красит человека, а человек место».

Механизатор из Краснодарского края В. А. Светличный едва ли мечтал о мировой славе... Он просто добросовестно выращивал сахарную свеклу и стремился до пределов возможного механизировать труд, сделать свеклу дешевле. И сделал. Бригадир Светличный в шесть раз снизил себестоимость центнера сахарной свеклы!

Дело, кажется, простое, а слава мировая. И когда Светличный оказался в одном ряду с любой знаменитостью театра, кино, музыки, то никому и в голову не пришло сказать, что он занял место не по чину.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены