Мать

Анаид Секоян| опубликовано в номере №571, Март 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Действительно я увижу его?

- И даже полюбите... Задав вопрос, женщина лет сорока протёрла платком затуманившееся стекло и стала смотреть на город. Автомобиль мчался по улицам Москвы. Была зима. Перед женщиной открывался целый мир воспоминаний. Да, и тогда стояла зима, был жестокий мороз. Она прильнула щекой к холодному стеклу, силясь освободиться от наплывавших воспоминаний.

- Вы говорите, он похож на моего сына? - обратилась женщина к ехавшим с нею юношам.

- Да, очень похож...

Ей начинало казаться, что машина движется слишком медленно, и она снова нервно провела платком по стеклу. Машина остановилась. Юноши помогли женщине сойти. Несмотря на стужу, перед театром толпилось много людей.

- Любопытно, кто эта женщина? - послышался чей-то шёпот.

- Елена Кошевая, я её сразу узнал по портрету.

- Я так и предполагал, что её не могут не пригласить на премьеру «Молодой гвардии».

До того как войти в зал, Елена Кошевая словно не отдавала себе отчёта: для чего собралась в театр? Сегодня на сцене она увидит своего сына Олега. Ведь об этом она мечтала со дня получения письма о постановке «Молодой гвардии».

Зал был переполнен. Зрители с нетерпением ожидали начала спектакля. Напряжённое ожидание царило и за кулисами.

- Дмитрий Иванович, пришла! - высунув голову из гримировочной, бросил старичок в очках.

- Кошевая? - воскликнул, порывисто вскочив, артист, играющий Олега. - Где она сидит?

- Дмитрий Иванович, на вас лица нет, успокойтесь. Старичок всмотрелся в его костюм, поправил складки на талии

и, описав круг, остановился. Перед ним вместо тридцатилетнего мужчины стоял юноша.

- Дорогой Кузьмич, сказать по совести, я ещё не чувствовал такой ответственности. Кажется, сегодня я буду играть только для неё.

Спрятав принадлежности грима в ящик, он добавил:

- Хочу хоть краешком глаза взглянуть на неё.

И артист чужой для себя походкой подошёл к тяжёлому бархатному занавесу. Узнает ли он Кошевую? Его взор привлекла группа молодёжи. «Вероятно, среди них», - мелькнула мысль.

- Она, она! - увидев Елену Кошевую, вскрикнул Дмитрий Иванович. - Я узнал её сразу. Ну, конечно, только она и может быть такой... Неизгладимая скорбь на её лице... А впрочем, это мне, наверное, кажется... Смотри, Кузьмич! Смотри, какие у неё чудесные руки...

Артист говорил сбивчиво, бессвязно, волнение заметно мешало ему.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

В старой Кинешме

Школьные годы Дмитрия Фурманова