Маршрутом Седова

Владимир Журавлев| опубликовано в номере №1098, Февраль 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Утром в окно к начальнику полярной станции острова Рудольфа Романову постучался радист.

— Александр Сергеевич, у острова люди! — закричал он голосом, каким сообщают капитану о человеке за бортом.

Весть о загадочных незнакомцах облетела всю станцию, и полярники с недоумением совещались, кто бы это мог быть: потерпевшие бедствие пилоты, моряки сжатого льдами корабля, сбившиеся с дороги зимовщики?

— Надо выйти навстречу, — сказал Романов и отдал распоряжение нескольким полярникам взять с собой аварийный запас и медикаменты: мало ли, какая беда могла случиться с людьми...

А тем временем, пока на острове шли спешные приготовления, в десяти километрах от него двигалась необычная для здешних мест процессия. Одетые в меховые куртки и стеганые брюки, шли четыре человека.

Они шли без лыж, бросив их на самодельные нарты. Везти нарты надо было самим, потому что собаки, которых им дали несколько дней назад в начале пути на острове Хейса, предназначались не для гужевых целей. Собаки в Арктике — помощники и поводыри. Они первыми чувствуют опасность полыньи, а если встречаются медведи, агрессивные в здешних краях, собаки становятся защитниками, сажают косолапого в снег и не дают ему шагу шагнуть.

Да, их было четверо. Петр Молотов, Валерий Сенькевич, Олег Прудников и Вениамин Мочалихин своей профессией не связаны с Арктикой. Не связаны с ней и близостью местожительства. Они волгари, парни из Куйбышева, и экспедиция по пути Седова предпринята ими как путешествие во время отпуска.

Петр Молотов — самый старший из участников экспедиции. Ему 31 год. Читатели, может быть, помнят опубликованный восемь лет назад («Смена» № 11 (889) очерк о студенте Куйбышевского авиационного института — авторе десяти запатентованных изобретений. Этот очерк о Петре. Тогда ему было двадцать три года, и в очерке рассказывалось о Молотове не только как о талантливом изобретателе, мечтавшем посвятить себя физике, но и как о спортсмене, туристе. Петр Молотов, у которого тогда было пять спортивных разрядов, собирался с друзьями в поход в Якутию, к таинственному озеру Лабниир, где якобы было обнаружено похожее на динозавра чудовище.

Ныне Петр Молотов — кандидат технических наук, руководитель созданной по теме его кандидатской диссертации научно-исследовательской лаборатории Куйбышевского авиационного института имени академика С. П. Королева.

Казалось бы, большой объем научной работы должен был «остепенить» Молотова, но не такой характер у этого человека. Он не бросил спорт и туризм и по-прежнему остается вожаком туристов института. После похода в Якутию, где не нашли, конечно, никакого чудовища, а увидели огромных размеров щук, в минувшие годы Петр Молотов и его друзья во время отпусков исколесили немало дорог.

После предпринятого похода на Новую Землю Молотов и его друзья «заболели» Арктикой. Так родилась идея совершить путешествие по пути отважного полярного исследователя Георгия Седова. К этой идее с пониманием отнеслись ректор авиационного института профессор В. П. Лукачев, председатель областного совета профсоюзов В. С. Годовкин. Они оказали помощь в снаряжении.

О подготовке к походу в Арктику узнали и комсомольцы Куйбышевского авиазавода. Они вызвались изготовить из особо прочных материалов памятные реликвии.

Подготовка заняла не один месяц. Перелистаны энциклопедии, книги о Г. Я. Седове, об острове Рудольфа, где был похоронен этот замечательный человек. До тонкостей надо было продумать маршрут, согласовать его с людьми бывалыми и получить их напутствия.

О желании пойти пешком к острову Рудольфа — самому северному острову планеты — куйбышевцы написали ветеранам. И. Д. Папанин, Е. К. Федоров, директор Арктического и Антарктического института А. Ф. Трешников, профессор этого института М. И. Белов восприняли идею Петра Молотова и его товарищей как подлинные наставники. Тщательная аргументация целей предстоящего похода, серьезность подготовки нашли поддержку у опытных полярников. Они дали свое «добро», а М. И. Белов прислал в Куйбышев обстоятельное письмо с рядом поручений и советами связаться с другими научными учреждениями.

Последнее слово было за высшей классификационной комиссией по туризму при ВЦСПС. Раньше сюда не поступало просьб разрешить поход в труднодоступные места Арктики, и, естественно, встал вопрос: можно ли дать согласие на маршрут, сопряженный с риском для жизни?

В высшей классификационной комиссии поинтересовались опытом предыдущих походов Петра Молотова и его товарищей. Выяснилось, что трое из них — перворазрядники, четвертый — мастер спорта. Они уже не единожды мерили вместе трудные версты, ходили в одной связке по горным дорогам, переправлялись по бурным рекам, побеждали пургу. Помимо этого, они хорошо знали друг друга: трое работают в одной лаборатории, а с четвертым, также выпускником авиационного института, их связывает тесная дружба.

Сборы были недолги. Из Куйбышева они вылетели в Воркуту, оттуда в поселок Диксон и затем перебрались на остров Хейса. Повсюду их встречали тепло, правда, даже из бывалых зимовщиков мало кто верил, что их поход закончится благополучно.

Еще до отправления в путь каждый из них знал свои обязанности. Петр Молотов — командир и кинооператор. Валерий Сенькевич — комиссар, он же штурман, охотник, рыбак. Олег Прудников — радист и фотограф. Вениамин Мочалихин — летописец. По заданию лаборатории охраны природы ему надо было наносить на карту лежбища зверей, птичьи базары, вести сводку погоды.

Чем дальше они уходили от острова Хейса, тем чаще стали встречаться обитатели Арктики — белые медведи, моржи, нерпы. Во время одной из таких встреч медведица бросилась на Вениамина Мочалихина, и ему удалось отбиться только с помощью подоспевших собак и выстрелов в воздух из ракетниц и карабинов.

Их многодневный путь к острову Рудольфа был не всегда ровен. Если бы они шли напрямую, расстояние составило бы 180 километров. Но встречающиеся на пути айсберги и половодья заставляли их ломать маршрут. Расстояние удлинялось. Вероятно, так же оно удлинялось и для тех, кто на заре освоения Арктики шел к острову Рудольфа, чтобы попасть на полюс.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены