Люди и разряды

Виктор Левашов| опубликовано в номере №845, Август 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Могут ли знания быть ненужными? «Оказывается, могут», – сообщает наш корреспондент из Краснодара

Четыре короткие истории

Пасмурным февральским утром рослый, плечистый юноша вышел из заводоуправления и медленно направился к проходной. Перед тем, как шагнуть в узкую дверь, оглянулся. Просторный заводской двор, обсаженный деревьями и кустарником, был пуст, только изредка проходили по нему люди, скрывались в дверных проемах высоких корпусов, за которыми шла обычная напряженная жизнь предприятия.

– Что хмурый, Леня? – поинтересовался вахтер, пропуская юношу.

– Да так... Вот уволился...

– Ну-у!.. Или с кем не поладил?

– Нет, по собственному желанию... – Леонид невесело усмехнулся и зашагал к автобусной остановке.

Более трех лет назад Леонид Бурав впервые подошел к проходной Краснодарского компрессорного завода. Было время обеденного перерыва. Люди в замасленных комбинезонах проходили по двору, громко разговаривали, смеялись. Внимательно всматривался Леонид в их лица: каковы они, будущие товарищи по работе, как примут его в свою большую семью? Спустя несколько дней комсомольская организация завода увеличилась на одного человека, а в картотеке отдела кадров появилось новое личное дело: «Леонид Бурак, ученик лудильщика...»

Большому дружному коллективу понравился старательный, серьезный и общительный парень. Уже через полгода сотрудник отдела кадров сделал в его личной карточке новую запись: «Переведен лудильщиком второго разряда».

Работа, новые знакомые, которые быстро стали старыми друзьями, учеба... Но пришел день – Леонид затруднился бы точно назвать его, – когда, приступая утром к делу, он почувствовал не прилив энергии, а легкое раздражение. Руки – сильные и умелые – просили другой, более сложной работы, в которой можно применять знания, полученные в школе, в технических кружках.

Дни сливались в недели, недели – в долгие месяцы... Росла неудовлетворенность в душе молодого рабочего. Была и еще одна причина, которая усугубляла эту неудовлетворенность. Если раньше зарплаты вполне хватало «Леньке-холостяку», то после женитьбы главе молодой семьи пришлось труднее...

Наступило, наконец, это февральское утро. В комитете комсомола «подмахнули» обходной. В отделе кадров сказали Леониду:

– Значит, уходишь? Ну-ну... – и записали в трудовую книжку: «Уволен по собственному желанию».

...Сменный мастер, передавая Петру чертежи, спросил, не сомневаясь в ответе:

– Ясно все? Сделаешь?.. Петр кивнул. Все ясно, я все

будет сделано. Работа сложная, но Петр справится с ней, как и прежде справлялся со многими нелегкими заданиями. Для студента третьего курса вечернего института Петра Шоста не представляло особого труда справиться со сложной деталью или помочь товарищу устранить неполадки в станке. Оттого и уважали в экспериментальном цехе компрессорного завода этого умного, умелого парня – слесаря... третьего разряда.

– Чудак, Петре! – не раз говорили ему приятели. – Требуй, чтобы повысили разряд! Ты же работаешь по четвертому, если не выше...

– Да не буду я навязываться, – отговаривался Петр. – Начальство знает, кому повысить...

– Ты же четвертый год работаешь по третьему! Или экзамена боишься?

– Экзамен – ерунда...

И однажды, уступая друзьям, завел разговор с начальником цеха.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены