Лучший кукольный театр мира

Леонид Лернер| опубликовано в номере №1056, Май 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тихо в зимнем саду. Не поет Яшка — лучший солист «канареечной труппы» Образцова. Он сидит в клетке на яблоне и косит сонным глазом на миниатюрный золотой лист. Как и любому уважающему себя солисту, ему нужен свет люстр и шум публики. Но загадочно темны елизаветинские люстры под потолком фойе. Спят в них горячие и холодные огни...

На вешалках пусто: закончилось утреннее представление. Восемьсот постоянных обитателей фойе: стражники, принцы, цыганки, коты, черти, танцовщицы, факиры, ведьмы — куклы сорока стран мира как бы прислушиваются к удивительной тишине, пожалуй, самого шумного на свете театра. Но я знаю, что жизнь здесь не замерла, а просто отодвинулась в глубину, в самое его сердце.

Задумчиво смотрят друг на друга негритянский мальчик и смешная лопоухая собака. Это Джим и Доллар. В 1932 году они вышли на сцену в первом спектакле театра. Они же первыми поселились и в необыкновенном музее. А совсем недавно прибыли новые «жильцы»: саксонская марионетка из Дрездена, витязь Ласло — венгерский Петрушка и средневековый рыцарь из Брюсселя. В специальной книге директора музея появились их «метрики»: национальность, возраст, происхождение.

Со сцены большого зала убирают темно-серые пустынные скалы — декорацию «Маугли». Поднят горизонт. Этот жесткий эллиптический лист дюраля представляет собой самый удивительный театральный задник из всех, какие сегодня существуют в театрах мира. Когда он опускается, в зал глядит сплошное чистое небо. Благодаря горизонту сцена не нуждается ни в кулисах, ни в падугах.

Через несколько минут начнется репетиция спектакля «И-го-го». Рабочие приносят на сцену бутафорские камни. К ним подсаживаются с куклами артисты Наталья Образцова и Игорь Кудрявцев. Куклы — девушка в купальнике и солидный мужчина с животиком — разваливаются на камнях в непринужденных позах.

— Что это? — спрашиваю я.

— Это пляж.

— А где же море!

— Море увидите из зала...

Сейчас я вижу руки. Руки артистов, играющие на механизмах кукол, как на клавишах фортепиано. Эти руки просят, требуют, радуются, смеются, влюбляются...

Сто рук составляют сегодня труппу Образцова.

— Дайте море! — раздается в зале голос Сергея Владимировича.

Спускаюсь в зал и вижу на сцене берег Гурзуфа. Шумные теплые волны лижут бутафорские камни. Мужчина с животиком целует руку девушке-«русалке». Потом срывается с камня и летит в «воду».

— Ну-ка еще раз упадите! — предлагает режиссер Ева Синельникова.

Но у куклы маленькая авария. На авансцену выносят пострадавшего.

От падения в «воду» у мужчины разорвался купальник. Пока его зашивают, разглядываю сидящих в зале. Тут весь цвет труппы: народные артисты РСФСР Евгений Сперанский, Семен Самодур, Зиновий Гердт, заслуженные артисты РСФСР Владимир Попрыкин, Владимир Майзель, Ева Синельникова. Эти актеры прошли с Сергеем Владимировичем Образцовым большой путь. Различны их театральные судьбы. Семен Самодур, например, пришел в мир кукол как художник. Но Образцов сумел угадать в нем будущего замечательного артиста. Так, Семен Самодур сыграл в театре десятки ролей, в том числе «создателя» в «Божественной комедии» и конферансье из «Необыкновенного концерта».

Только в кукольном театре проявился во всем блеске талант заслуженной артистки РСФСР Ирины Майзинг. Когда-то она играла в ТЮЗе, но Сергей Владимирович пригласил ее к себе и предложил взять в руки куклу. Она создала самые разнообразные роли: Петю Зубова, Тигренка, Кота в сапогах, Ведьму, Беса, «русалок» разных видов — от молоденьких девушек до пожилых дам.

А море на сцене снова лижет камни. Девица кокетничает. Она как живая. Она заливисто хохочет, подмигивает, располагается на камнях поудобнее.

Ева Синельникова делится со мной тайнами «игры в куклы».

— Чтобы сделать куклу живой, заставить ее естественно двигаться, мало бывает одного актера, — говорит она. — В «И-го-го» есть сцена, где мужчина ухаживает за девушкой. Зритель видит на сцене два образа, а актеры играют эту сцену в десять рук. Вспомните пару, которая танцует танго в «Необыкновенном концерте». За ширмой ее ведут двенадцать рук...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены